Евреи, Христианство, Россия

Опального Абакумова так и не освободили. Против него теперь выступили Маленков и Молотов. Если раньше его пытали, добиваясь признания, что он является главным руководителем сионистского заговора, то теперь он был обвинен в фальсификации дела Жемчужиной и вскоре расстрелян. Личность Абакумова, одного из преданных псов Сталина и палача, малосимпатична. Но он стал легендой КГБ, т. к. под пытками проявил нечеловеческое мужество. Он просидел в кандалах в холодильнике 3 месяца. Он испытал на себе все то, что проделывал со своими жертвами сам, и не сломался. В какой-то мере своими страданиями он искупил часть своих грехов. Если бы Абакумов признал то, что много месяцев выбивал из него Рюмин, то «дело врачей» закончилось бы скорее и не так «счастливо».
В «деле врачей» Берия второй раз в своей жизни сыграл роль либерала. Первый раз это ему удалось, когда он сменил Ежова на посту наркома внутренних дел. Второй раз, спасая самого себя и устраняя Сталина, он объективно предотвратил чистку, последствия которой могли бы быть более ужасными, чем в 1937 г. В этом его историческая заслуга. Во всяком случае евреи должны быть ему благодарны. Ведь могло случиться так, что Сталин довершил бы то, что не успел сделать Гитлер.
Со смертью Сталина окончился самый кровавый период в истории России. В последней схватке он проиграл своим ученикам, прошедшим сталинскую школу политических убийств, выпестованных им по своему криминальному образу и подобию. Каждый из победителей — Берия, Хрущев, Маленков, Булганин, так же, как и Ворошилов, Молотов, Каганович, Микоян, был густо пропитан кровью своего народа, ибо партия Ленина — Сталина могла выдвигать наверх лишь политиков, действующих уголовными методами. В то время на высоте криминального искусства среди этой банды находился один только Берия. Если бы он захотел, то смог бы сразу убрать Хрущева и Ко, обвинив их в том, в чем они обвинили впоследствии его. Для этого Берия обладал большим опытом и возможностями. Почему Берия этого не сделал, а ждал, когда Хрущев на заседании Президиума ЦК нажмет тайную кнопку и ворвутся генералы? Неизвестно. Все, что мы знаем о Берии, все это получено из состряпанного Хрущевым суда над ним. Биография этого человека еще ждет своего объективного автора.
9. ВНЕШНИЕ ДЕЛА В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД
Экстремистские движения рождают отклики в виде симметричных им идеологий. Очевидно, в политике, как и в механике, имеет место некий аналог принципа равенства действия и противодействия. Так, откликом на большевизм явился германский фашизм. Оба движения — большевизм и нацизм имели симметрию относительно ключевых понятий, легко принимаемых толпой: интернационализм — национализм, борьба классов — борьба наций, революционный пролетариат — высшая арийская раса, враг буржуазия — враги евреи и славяне. Конфликт двух крайних идеологий явился главным содержанием мировой политики в первой половине XX века.
Хотя Гитлер не был основоположником нацизма, но с его именем связан успех этого движения, завоевание им умов и государственной власти в Германии. В книге Гитлера «Майн Кампф», не менее знаменитой, чем труды Ленина и Сталина, под флагом национальной идеи изложена вся история Германии, ее конфликты с окружающими народами, предложены структуры и принципы управления, воспитания и социальной сферы. Книга написана ясным и прямолинейным языком малообразованного человека, обладающего колоссальным напором и фантазией и не утруждающего себя доказательствами. Она пересыщена постулатами и мифами. При невнимательном чтении «Майн Кампф» простецами, на которых она, собственно, и рассчитана, автор приобретает имидж харизматической персоны.
Главным постулатом Гитлера являлся миф об арийцах — восточной ветви индоевропейской группы народов, включающей индусов и иранцев, арийцах, имеющих каким-то образом непонятную связь с северными немцами. Иногда, впрочем, Гитлер переключался на связь немцев с древними греками, которых он тоже называл арийцами. «Когда нас спрашивают о наших предках, мы всегда должны указывать на греков». Высокорослым, белокурым, голубоглазым арийцам-немцам было изначально присуще созидательное начало. Сами лидеры нацистов — Гитлер, Гиммлер, Геббельс, Гесс и другие почему-то уродились не соответствующими арийским стандартам, намекая тем на то, что исключения могут быть важнее расовых правил. У немцев, которые, по определению Гитлера, являются высшей расой, должна быть одна партия и один вождь. «Искусство истинно великого народного вождя… заключается прежде всего в том, чтобы не дробить внимание народа, а концентрировать его всегда против одного единственного противника» (69). Противником арийцев являются евреи. Они их антиподы и естественные враги. Евреи носители зла и разрушения. Они придумали марксизм, большевизм и Святое Писание. «Русский большевизм есть только новая, свойственная XX веку попытка евреев достигнуть мирового господства… Ближайшей приманкой для большевизма в настоящее время… является Германия» (70). «Разгадка всех бед одна: марксистское учение со всеми вытекающими из него органическими последствиями… Главным вопросом, имеющим решающее значение для судеб всей германской нации, является вопрос уничтожения марксизма» (71).
На еврейской теме фюрер зацикливался подолгу и с болезненным сладострастием, привнеся в нее не только государственные соображения. Столь нелепая навязчивость еврейской темы была вызвана личными обидами, нанесенными ему евреями в чувствительных сферах знаний, остроумия и секса. Известно, например, что фюрер плохо учился в гимназии, вырос недоучкой и сексуальным калекой. «Как импотент, — писал Отто Штрассер, — Гитлер преследовал своих любовниц унизительными требованиями» (282). Они возбуждали его, лишь когда мочились ему на голову и лупили кнутовищем, сопровождая процедуру нецензурной бранью. Самоубийство-убийство 18 сентября 1931 г. Гели Раубаль, возлюбленной и племянницы Гитлера, имело корни в половом извращении вождя нации и связи Гели с еврейским (!) художником. Бригитта Гитлер, невестка фюрера, утверждала, что Гели Раубаль была в действительности «беременна от одного молодого еврея, профессора рисунка из Линца, которого она знала с 1928 г. и за которого готовилась выйти замуж…» (283).