Евреи, Христианство, Россия

В 1937 — 39 гг. были расстреляны члены Политбюро Чубарь, Косиор, секретари ЦК, кандидаты в члены Политбюро прошлых лет Рудзутак, Эйхе, Постышев, Косарев и много других «отцов основателей» славной партии террора. Сталин, Молотов, Каганович, сталинское Политбюро и пресса цитировали признания «троцкистско-фашистских выродков». На основании «признаний», вырванных под пытками, построены выступления первых лиц государства и всех нижестоящих партийных боссов. На февральском 1937 г. Пленуме ЦК Председатель Совнаркома Молотов прочитал доклад: «Уроки вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов», основанный на таких «признаниях». Уж он-то знал, как получены «признания», так как сам требовал от следователей НКВД: «Бить, бить и бить!» Позднее, в 1957 г., Молотов и Каганович подтвердили существование секретного постановления ЦК ВКП(б) от 1937 г., где органам НКВД разрешалось применение «физических мер воздействия». Удивительным бесстыдством поражают в наши дни публикации в коммуно- и национал-патриотических издательствах, цитирующие в политических целях «признания» казненных в годы «Большого Террора» людей.
В репрессиях случались спады. Это происходило, когда хаос всей жизни, вызванный террором, достигал апогея. Тогда Сталин лицемерно призывал к бережному отношению к кадрам, а Пленум ЦК принимал постановление «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии». Затем вожди вновь разъезжались по провинциям, «чтобы выкурить и разорить гнезда троцкистско-фашистских клопов». Берия выкуривал и разорял их в Грузии, Каганович — в Смоленске и Иваново, Маленков — в Белоруссии и Армении, Молотов, Ежов и Хрущев — на Украине, Жданов — в Ленинграде. Устроив мясорубку местным кадрам и выполнив разнарядку вождя, все возвращались в Москву, чтобы отметить 20-летие ОГПУ, день рождения Сталина или иной пролетарский праздник. В большой крови России повинна вся банда политических гангстеров — члены сталинского Политбюро, кандидаты в члены Политбюро, секретари ЦК, шефы НКВД и партия большевиков в целом. Существуют нюансы в их индивидуальном отношении к террору и участии в нем. Они отмечены в книгах Конквеста (143), других авторов и здесь не приводятся. Молва сделала наибольшими злодеями Ягоду, Ежова, Кагановича и Берию, оставив в тени Молотова, Хрущева и других вождей. Историкам еще предстоит подсчитать число персональных жертв этих монстров, дабы воздать каждому свое.
После 40 лет дискуссий вопрос о количестве жертв остается неясным. Число заключенных в СССР в конце 30-х годов, по разным данным, колеблется от 3,5 до 10 млн. человек (40). По Хрущеву, в 1935 — 1940 гг. было репрессировано 19, а расстреляно 7 млн. человек. Система концлагерей Главного Управления лагерей — ГУЛАГа достигла апогея в 50-х годах. Тогда его население составляло от 3 до 15 млн. человек. По заниженным данным КГБ, в эти годы в лагерях пребывало 2,5 млн. заключенных и около 2,5 млн. человек являлись спецпоселенцами. По последним расчетам Волкогонова (99), с 1929 по 1953 годы в СССР погибли от сталинских репрессий 21,5 млн. человек. Все коммунистические диктаторы — Мао Цзэдун, Пол Пот, Ким Ир Сен пытались подражать в этом Сталину, но, кажется, их кровавые успехи были менее впечатляющими.
Система ГУЛАГа стала ключевым элементом экономики социализма, ее оборотной, теневой стороной. Она дополняла, присутствовала и почти естественно сливалась с трудом передовиков и стахановцев. Каждый вольнонаемный мог неожиданно для себя оказаться за колючей проволокой, в «зоне», как враг трудового народа. ГУЛАГ имел свою структуру, иерархию, своих героев, «гениев» и свою субкультуру. Песни о Колыме — символе ГУЛАГа — и о Ванинском порте до сих пор можно услышать во многих семьях России. Население ГУЛАГа внесло основной вклад в освоение труднодоступных районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. Зэки использовались в лесоповале, добыче урана, свинца, асбеста, золота, алмазов, в строительстве. Многие крупные города — Комсомольск-на-Амуре, Находка, Магадан, Братск, Норильск, Воркута, Балхаш и тысячи мелких были построены заключенными ГУЛАГа. Славой ГУЛАГа являются Беломоро-Балтийский канал им. Сталина, канал Москва-Волга, Волго-Донской канал, крупнейшие гидроэлектростанции страны — Куйбышевская, Бухтарминская, Волжская им. Ленина, Каховская, Каневская, Рыбинская, Туломская, Свирские, Нивские и др. Это поистине величественные и уникальные творения человека поражают всех, кто когда-нибудь любовался ими, не менее, чем египетские пирамиды или собор Парижской Богоматери. Неудивителен тот восторг, который испытали 36 советских писателей, авторов книги «Беломоро-Балтийский канал им. Сталина», выпущенной в 1934 г. В этом авторском коллективе много известных имен — М. Горький, В. Шкловский, Вс. Иванов, В. Инбер, В. Катаев, М. Зощенко, Л. Никулин, Б. Ясенский, А. Тихонов, А. Толстой, К. Финн и др. Растроганный «буревестник революции» — Горький записал в книге отзывов Беломорстроя: «Я не в состоянии выразить мои впечатления в нескольких словах. Не хочется, да и стыдно было бы впасть в шаблонные похвалы изумительной энергии людей, которые, являясь зоркими и неутомимыми стражами революции, умеют, вместе с этим, быть замечательными творцами культуры» (253). В записи Горького и в упомянутой книге весь дуализм сталинской эпохи — восторг перед материальными свершениями и молчание об участи людей, сотворивших чудо и стертых затем в «лагерную пыль».
В недрах ГУЛАГа родилось несколько крупных проектных и научно-исследовательских институтов, в частности, Гидропроект им. С. Я. Жука, ряд лабораторий и заводов ядерного и ракетного профиля. ГУЛАГу посвящено много отечественных и зарубежных исследований, главным из которых является «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицына. Солженицын упоминает группу евреев — начальников ГУЛАГа, жестоких и энергичных руководителей работ: М. Бермана, С. Фирина, Н. Френкеля, Л. Когана, Я. Раппопорта, С. Жука. Он называет их наемными убийцами. Среди них Солженицын выделяет «теоретика» ГУЛАГа Н. Френкеля, создавшего две вещи: во-первых, систему всеохватывающего лагерного контроля, не дающего лазейки ни начальнику, ни зэку; во-вторых, отраслевую структуру, подобную наркоматам. Эти люди, верные сталинцы, ревностно и изобретательно служили Системе. Их имена ассоциируются с советскими лагерями так же, как и имена известных нацистов с немецкими концлагерями. Сталинские лагеря отличались от гитлеровских лагерей, так сказать, наличием созидательной функции — немцы не оставили после себя ни каналов, ни других «строек нацизма». Все перечисленные деятели были многажды награждены званиями, чинами, орденами Ленина. Только двое из них — Френкель и Жук — умерли в почете и покое. Остальные были расстреляны. Заключим этот абзац печальным выводом. Если русские люди всегда будут гордиться каналами и гидроэлектростанциями — «сталинскими стройками коммунизма», то еврейский народ будет стыдиться имен своих преступных сынов — Бермана, Френкеля, Фирина, Раппопорта и других, без злой воли которых эти сооружения, возможно, не были бы построены. Как заметил читатель, русские начальники управлений НКВД и ГУЛАГа в данной работе не приводятся.