Евреи, Христианство, Россия

Агенты разведок, люди редкой и подлой профессии, в XX веке были чрезмерно героизированы с помощью литературы, кино и телевидения. В этом отношении характерен английский телесериал «Рэйли — король шпионов», посвященный событиям в послереволюционной России. Он повествует о героических делах суперавантюриста Сиднея Рэйли, родившегося в 1874 г. под именем Зигмунда Розенблюма в семье зажиточного русского еврея. По словам Локкарта, Рэйли был яркой индивидуальностью, сочетавшей «артистический темперамент еврея с безумной смелостью ирландца, которому сам черт не страшен». Рэйли относился к делу «спасения России» от большевиков как к своему священному долгу. Этот авантюрист мечтал выставить посмешищем двух других более удачливых авантюристов — Ленина и Троцкого, проведя их без штанов по Невскому проспекту. Судьба его известна. Он проиграл, запутавшись в интригах Дзержинского, и был расстрелян 3 ноября 1925 г.
Поскольку нас интересуют прежде всего внутренние дела России, и памятуя о поговорке: «темна вода во облацех», мы не будем детально описывать зарубежные акции ОГПУ-НКВД. Отметим, что советская разведка активно и с успехом использовала как русских, так и всех прочих евреев в своей разведывательной деятельности. При этом большую роль в качестве приманки играли два фактора: социалистическая идея, к которой евреи всегда были неравнодушны, и образ СССР, некоего Нового Иерусалима на земле, страны, покончившей с эксплуатацией человека человеком. До начала 30-х годов главным объектом внимания ОГПУ за рубежом было белогвардейское движение. Вскоре, благодаря деятельности агентов ОГПУ — белых генералов Монкевица, Штейфона, Скоблина, адмирала Крылова, оно было дестабилизировано, а после похищения лидеров РОВС — генералов Кутепова и Миллера — фактически прекратилось.
Основным лейтмотивом психики Сталина в течение всей его жизни оставался Троцкий и троцкизм. Изгнанник, сменивший несколько стран — Турцию, Францию, Норвегию, — Троцкий с 1940 г. обосновался в Мексике. Там, находясь в изоляции в местечке Койоакан, он утратил свое влияние на международное рабочее движение, занимаясь то литературным трудом, то своей лебединой песнью — 4-м Интернационалом. Ненависть Сталина к Троцкому носила маниакальный характер. Он был, по-видимому, единственным государственным деятелем, всерьез относившимся к предсказаниям Льва Давыдовича. Более того, в представлении Сталина Троцкий был более опасен, чем Гитлер. Все силы ОГПУ-НКВД были брошены на борьбу с троцкизмом. Вряд ли найдется исторический пример, когда столь огромный потенциал власти и пропаганды был нацелен на одного человека. Сам Троцкий, его сын Лев Седов, все его сподвижники были окружены сетью агентов ОГПУ. Среди них следует отметить евреев — братьев Соболевичюсов, ставших доверенными лицами своего «подзащитного», Марка Зборовского (он же Этьен) и знаменитого организатора убийства Л. Д. Троцкого генерала НКВД Н. А. Эйтингона (он же Наумов). Смерть Льва Седова в парижской больнице от аппендицита может быть приписана «заботам» Этьена. За организацию убийства самого Л. Д. Троцкого Эйтингон достиг высоких почестей — его портрет висит в «комнате памяти» ПГУ КГБ, а главное, он уцелел в кровавых разборках внутри НКВД. Мать убийцы, коммунистка и сеньора Каридад Меркадер дель Рио, любовница Эйтингона, была представлена Берией Сталину и удостоена ордена Ленина. Сам убийца Троцкого, убежденный сталинист Рамон Меркадер, отсидевший в мексиканской тюрьме день в день 20 лет, после отсидки, в 1961 г., прибыл в Москву. Здесь ему было отказано в приеме в КПСС, ибо сталинский поезд уже ушел. Однако звезду Героя Советского Союза он получил и, прожив остаток жизни на Кубе, был похоронен в Москве под именем Рамона Лопеса.
«Мобильные группы» убийц, созданные Трилиссером-Артузовым-Слуцким, разъезжали по белу свету и систематически уничтожали видных троцкистов. Так, например, были застрелены Игнатий Порецкий (он же Райсс), Рудольф Клемент и ряд других видных членов 4-го Интернационала.
В хитросплетениях европейской политики советская разведка, как правило, оставалась невидимой, улавливая тонкие информационные потоки. Об ее делах общественность узнавала лишь в случае провала агентов и спровоцированных этим политических скандалов. В годы становления советской разведки из-за вербовки местных коммунистов, работавших со рвением, но по-дилетантски, случались разоблачения. Особенно неудачным для наших шпионов был 1927 г. Разоблачения советских агентов произошли почти одновременно в Англии, Франции, Австрии, Польше, Швейцарии, Турции и Китае. Из Англии с шумом был выдворен посол А. П. Розенгольц. Сейчас уже невозможно выяснить истинные причины случившегося. Вероятно, они были связаны с уязвимостью шифров, т. к. после введения «одноразовых» шифров в 1927 г. провалы прекратились вплоть до начала Второй мировой войны. Сталин, естественно, использовал неудачи разведки для внутриполитической борьбы с троцкизмом.
В 30-е годы и во время войны разведка СССР проявила себя в целом удовлетворительно. Среди резидентов-евреев отметим А. В. Шустера в Лондоне, В. Кривицкого в Нидерландах, А. Орлова в Испании, Б. Н. Рыбкина в Финляндии. Один из агентов Кривицкого в Берлине получил доступ к кодовой книге японского посольства в Германии, содержащей шифры немецко-японских переговоров об антикоминтерновском пакте. За это Кривицкий в 1936 г. был награжден орденом Ленина. В 1937 г. он сбежал, опасаясь репрессий, но был найден «мобильной группой» и уничтожен.
В 1936 г. во время фашистского путча ген. Франко в Испании советская разведка решала свою частную задачу — обеспечить победу сталинизма над атакующей его марксистской ересью. Воспользовавшись скоплением защитников республики, приехавших в Испанию из многих стран Европы и Америки, была устроена грандиозная охота на немецких, австрийских, швейцарских троцкистов в интербригадах. В ней отличились, помимо самого Орлова, евреи — ген. НКВД Лазарь Штерн (он же Эмилио Клебер) и Эйтингон (он же ген. Котов), а также агенты НКВД Андре Марти, Вальтер Ульбрихт, Луиджи Лонго. Э. Хеменгуэй писал про А. Марти: «…чокнутый, как постельный клоп. У него мания расстреливать людей…» Разногласия среди республиканцев были доведены жестокостями агентов НКВД до состояния войны фракций, что, в конечном итоге, привело к их поражению. А. Орлов отказался вернуться в СССР в 1938 г. и растворился в неизвестности.