Евреи, Христианство, Россия

Путь, который избрал Сталин, был длинным, но результативным. В сущности, его путь к диктатуре — это вся история СССР периода 1924 — 1953 гг., причем годы 1924 — 1934 — есть годы ползучего государственного переворота. В эти годы медленно, осторожно и неотвратимо, как ледник, Сталин шел к заветной цели — физическому устранению конкурентов. Одни лишь личные побуждения Генсека, т. е. одного человека, явились, по-существу, причиной кровавого террора в стране. Всякое сопротивление ему партии разбивалось о редкостные свойства Сталина — умение скрывать свою истинную природу и цели, подозрительность, беспощадность и железную волю. Его противники и жертвы, даже находясь у роковой черты, продолжали обращаться к Сталину как к арбитру и совести партии, считая свою личную драму трагической ошибкой, а не злой волей партийного вождя. Сталин не устраивал, подобно Гитлеру, «ночи длинных ножей», когда тот разом покончил с Ремом и его штурмовыми отрядами. Сталин был сторонником другого политического стиля. В этом стиле было много азиатского коварства, тонкого, искусного маневрирования. Он любил поочередно наносить поражения своим врагам, как бы растягивая удовольствие. Здесь он показал себя мастером дозировки, нанося удары нужной силы в нужное время. Подготовив очередную кровавую развязку, Сталин получал наслаждение, когда соратники требовали от него смертной казни, в то время как он, проявляя гуманность к жертве, предлагал им не спешить и дать возможность оступившемуся партийному товарищу исправить свою ошибку. Сталин был больше последователем Маккиавели, чем Маркса, фразеологию которого в духе революционной эпохи он умел блестяще использовать.
Не будучи теоретиком вообще, и теоретиком марксизма, в частности, товарищ Сталин неплохо овладел этим растяжимым учением и даже составил некоторую сводку постулатов марксизма в 4 главе «Краткого курса истории ВКП(б)». Авторство «Краткого курса» приписывается ему лично. Написанная без всяких «загибонов», эта глава, как и вся книга, стала учебником марксизма для миллионов трудящихся СССР.
Не будучи оратором, кое-как владея русским языком, он сумел свой недостаток превратить в бесценный «дар молчания». В стране, где все говорили слишком много, это оказалось его личным оружием. Выступая без блеска, просто, но с живой и образной лексикой, Сталин заставлял людей верить себе больше, чем болтливым полуинтеллигентам ленинской школы.
Не будучи образованным человеком, Сталин так составил сценарии политических процессов, этих подлинных трагедий жизни того времени, что им поверили многие высокие умы просвещенной Европы. Скрытный, сдержанный и саркастичный, хладнокровный и терпеливый, Сталин оказался не по зубам своим противникам. Его умение создавать и снимать напряжение, сочетание реализма и параноидального страха заговоров, мстительности и обаяния, злобного ума и внешней простоты позволили этому страшному человеку преодолеть все кризисные ситуации, раздавить всех своих врагов и по их многочисленным трупам повести страну к «сияющим вершинам коммунизма».
Достигнув вершин абсолютной власти, Сталин, в отличие от других диктаторов, был всегда подчеркнуто скромен, лишен внешних эффектов и помпезности. Это отмечалось всеми, кто встречался с ним. Отмечалось также его участие в праздниках с застольем и обильными возлияниями. Он любил спаивать своих соратников, памятуя о пословице «что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Сталин пытался спаивать также и высоких иностранных гостей, настойчиво призывая их к тостам и достигая в этом искусстве явных успехов. В узком кругу он проявлял грубоватый, подчас злой юмор, господствуя там безраздельно и развлекая, видимо, сам себя. В торжественных и не очень торжественных случаях участвовали приглашенные артисты. При этом вожди, воленс-ноленс, повышали свой культурный уровень, знакомясь с произведениями оперного, балетного и эстрадного искусства, исполнителями и исполнительницами.
Забота о престиже режима была не последней заботой Сталина. Это проявлялось в том внимании, которое Сталин, как вождь и идеолог, оказывал литературе и искусству. Внимание было, разумеется, специфическим, т. е. таким, в результате которого объект внимания мог быть вознесен или физически уничтожен. Упрекнуть Сталина в неначитанности нельзя.
Прежде чем описать участие евреев в жизни советского государства, необходимо отметить, что период сталинского правления представляет собой очень сложный отрезок времени. Сложность заключается в сущности внутренних процессов, происходящих в стране, и в личности И. В. Сталина. Невозможно одним определением обозначить эту крупную историческую фигуру, в активе которой есть практически все: политическое мужество и нерешительность, неслыханные преступления и любовь народа, победа в величайшей войне и гигантские жертвы. Тягчайшим преступлением Сталина является то, что потенциал нации к концу его правления оказался исчерпанным. Не ошибется и тот, кто признает Сталина самым выдающимся диктатором и империалистом XX века. Его жизнь — пособие для людей этих редких профессий.
Специалисты-диктатуроведы всегда останавливались в нерешительности перед объяснением такого парадокса: чем больше жертв принесено на алтарь диктатуры, тем громче рыдания народа, прощающегося с покойным вождем. Уничтожив 21,5 млн. человек, Сталин оставил бренный мир, погрузив в неподдельное горе оставшихся в живых сограждан. Его империалистический гений раздвинул границы СССР до границ Российской империи и приковал к Советской колеснице страны-сателлиты: Польшу, Венгрию, Чехословакию, Болгарию, Румынию, Северную Корею, Монголию. «Великий кормчий» Китая Председатель Мао, вооружаемый и подкармливаемый Сталиным, с обожанием смотрел в рот «вождю всех народов». Северный сосед — Финляндия, нейтрально-дружественное государство, с 1956 по 1977 г. возглавлялось президентом Кекконеном, самым высокопоставленным агентом КГБ. Бедные русские цари-самодержцы, которых советские историки без устали обвиняли в империалистических наклонностях, и мечтать не могли о таком влиянии!