Евреи, Христианство, Россия

Одной из последних работ, посвященных облику этого незаурядного, но страшного в своем смертоносном безумии человека, является книга Волкогонова (53). Вот типичная концовка ленинской записки: «…расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты. Ленин». Вторя вождю, инструкции Дзержинского исполнителям на местах объясняли: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый делом или словом действовал против советской власти. Первый вопрос, который вы должны ему предложить, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность «красного террора». Идеология террора на десятилетия запала в души обывателей. В наши дни можно услышать, как дряхлая старушка требует кого-то поставить к стенке за какой-то грех. Такие старушки выращены большевиками как злобная порода людей только в нашей несчастной стране.
Редактируя Уголовный кодекс, вождь писал 17 мая 1922 г. наркому юстиции Курскому Д. И.: «Открыто выставить принципиальное и политически правдивое положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы. Суд должен не устранять террор: обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого. С коммунистическим приветом, Ленин». Новое слово юриста Ульянова в юриспруденции: «Террор в законе!».
Террору подверглись все классы, сословия и прослойки. Досталось и любимому вождем пролетариату, защищать который он прибыл из далекой Швейцарии. Мирные забастовки изголодавшихся людей и сопутствующие им митинги преследовались с «беспощадной решительностью». В марте 1919 г. в Астрахани было убито свыше 2000 рабочих, в ноябре 1920 г. в Севастополе — 500 портовых рабочих. Такие же бойни происходили в Петрограде, Туле, Брянске. В первые три месяца 1919 г., по неполным данным, было расстреляно 138 тысяч человек. Процедура уничтожения людей была упрощена, когда славные чекисты придумали топить своих врагов в баржах. Иногда топили забавы ради по два-три человека, связанных сзади за локти. Отсюда пошел термин «гидра контрреволюции». Более подробное описание «красного террора» этих лет можно найти в (53, 170).
По всей России полыхала любезная сердцу вождя гражданская война, начавшаяся в ноябре 1917 г. сразу после большевистского переворота. Через месяц новая власть контролировала большую часть севера и центра России. Основными очагами сопротивления ей были районы Дона и Кубани, Украина, Финляндия, заявившие о своей независимости, Западная и Восточная Сибирь. Постепенно сформировались три антибольшевистских фронта — Дон, Украина и Сибирь с Транссибирской магистралью. Кроме того, на территории, контролируемой большевиками, возникали многочисленные мятежи, руководимые, в основном, эсерами. Один из таких мятежей произошел в Москве 6 июня 1918 г., когда эсер Блюмкин, он же агент ВЧК, убил немецкого посла Вильгельма фон Мирбаха. Мятеж в Москве провалился из-за пассивности ЦК левых эсеров. В это же время группа эсера Савинкова захватила Ярославль и удерживала его 2 недели, снискав расположение населения, хлебнувшего большевистского счастья.
С июня 1920 г. до января 1922 г. огнем восстания было охвачено Поволжье. Восстание возглавил красный командир Сапожников, а после его смерти Серов.
13 августа 1920 г. в Тамбовской губернии и смежных с ней районах началось восстание под руководством эсера Антонова. В восстании участвовало до 50000 крестьян и рабочих. Их съезд потребовал созыва Учредительного собрания и объявил власть большевиков низложенной. Менее крупные восстания происходили в Орловской, Астраханской, Брянской, Пензенской, Воронежской и Тобольской губерниях.
В декабре 1920 г. и в январе 1921 г. восстали воинские части под началом красных командиров Вакулина, на Дону, и Маслака, на Украине. В марте 1921 г. восстал Кронштадт. Матросы призвали к третьей революции и потребовали «выгнать узурпаторов и покончить с режимом комиссаров». На Украине разгоралась масштабная крестьянская война. Одним из крупных вождей ее был Махно. Он считал себя сторонником анархизма и попеременно боролся то с белыми, то с красными. Только в 1921 г. потери Красной Армии при подавлении внутренних смут составили 171000 человек. Расстрелянных крестьян никто не считал.
Советская Россия оказалась в огненном кольце и яростно сопротивлялась. Большевики показали себя здесь прекрасными организаторами и главное — искусными агитаторами, владеющими всеми видами митингового жанра. Их главная задача заключалась в воссоздании армии, т. к. царскую армию и флот они сами же распустили по требованию немцев. Проблема заключалась в том, что никто не хотел воевать, все устали от трехлетней бойни, и навербовать армию на демократической основе было уже нельзя. 9 июня 1918 г. Советское правительство объявило об обязательной воинской службе. Было завербовано к ноябрю 1918 г. 800000 солдат, к маю 1919 г. — 1500000, к концу 1920 г. — 5500000 солдат. Однако крестьяне бойкотировали службу, и рост армии лишь ненамного опережал рост дезертирства и всякого рода уклонений от призыва. «Ах, куда ты, паренек, ах, куда ты? Не ходил бы ты, Ванек, во солдаты! В Красной Армии штыки, чай, найдутся. Без тебя большевики обойдутся!» В 1919 г. было задержано и добровольно сдалось властям 1761000 дезертиров. Это не считая 917000 уклонившихся от «исторического» ленинского призыва!