Евреи, Христианство, Россия

Итак, отметим участие евреев в большевистских органах управления в 1917 г., избранных, как известно, на вполне демократической основе.
ЦК РСДРП(б) после VII (апрельской) Всероссийской конференции: 3 из 9 (Зиновьев, Свердлов, Каменев);
ЦК РСДРП(б) после VI съезда в конце июля 1917 г.: 7 из 22 (Свердлов, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Урицкий, Сокольников, Иоффе);
Петроградский комитет РСДРП(б): 4 из 34 (Володарский, Равич, Слуцкая, Позерн);
Военная организация при ЦК РСДРП(б): 2 из 17 (Нахимсон, Диманштейн);
Кронштадтский комитет РСДРП(б): 2 из 15 (Рошаль, Брегман);
Военно-революционный комитет Петроградского Совета: 5 из 24 (Урицкий, Иоффе, Троцкий, Чудновский, Свердлов);
Совет Народных Комиссаров: 2 из 15 (Луначарский, Троцкий). Данные взяты из (217).
32. ЦАРСТВО РАЗБОЙНИКОВ
Море разливанное солдатской злости большевики аккумулировали и направили в классовое русло. Для привлечения сторонников издавались декреты, постановления и лозунги, по части которых ленинцы показали себя знатоками психологии масс и специалистами по конфискации ценностей.
Декрет о мире предлагал «всем воюющим народам и их правительствам начать переговоры о справедливом и демократическом мире», означающий также отказ от любого господства, навязанного народам Европы и Америки. Поскольку народы в переговорах никогда не участвовали, а союзники России отказались от сепаратного мира, то на практике это привело лишь к переговорам с немцами и катастрофическому Брест-Литовскому миру.
Декрет о земле узаконивал уже содеянное многочисленными земельными комитетами (изъятие земель у помещиков, царской семьи и богатых крестьян) и отменял отныне и навсегда частную собственность на землю, которая передавалась в распоряжение Советов. Земельная программа большевиков, украденная ими у эсеров, на некоторое время подняла их престиж в деревне.
Декларация прав народов России провозглашала равенство и суверенность народов бывшей Российской империи, их право на самоопределение, вплоть до отделения, что фактически означало разрушение существовавшего тысячу лет многонационального государства. Этот документ заложил в России мины замедленного действия, взрывы которых ощущаются и в наши дни.
28 ноября 1917 г. большевики издали декрет о закрытии газет, «сеющих беспокойство в умах и публикующих заведомо ложную информацию». Среди прочих была закрыта газета «буревестника революции» Горького «Новая жизнь». С этого момента охрана монополии на информацию становится священным занятием коммунистов.
Через месяц после переворота, а точнее, 7 декабря 1917 г. создается Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем (ВЧК) во главе с Ф. Э. Дзержинским. ВЧК немедленно преступила к террору. «Надо поощрять энергию и массовидность террора!», «Хороший коммунист есть в то же время и хороший чекист!» — вещал Главный теоретик террора Ленин. Террор становится основным инструментом государственной политики, а защита партии террора от собственного народа священной обязанностью чекистов.
14 декабря 1917 г. издается первый из серии декретов о национализации промышленных предприятий. В ноябре 1920 г. национализируются все мелкие предприятия с числом рабочих свыше 10 или свыше 5, но имеющих 1 механический двигатель. Количество таких предприятий составило около 37 тысяч. Эти акции окончательно дезорганизовали и, по существу, добили полуживую отечественную промышленность, поставив во главе ее крикливых и невежественных идеологов.
В декабре 1917 г. большевики приступили к самому сокровенному — национализации банков и частных сейфов, хранящихся в них. 14 декабря 1917 г. Ленин утвердил решение ВЦИК «О ревизии стальных ящиков», а 27 декабря был издан Декрет о национализации Государственного и частных банков. Этому предшествовал отказ служащих Госбанка России передать большевикам ключи от банковского хранилища золотых запасов и открыть Ленину личный счет на 5 млн. золотых рублей. Было арестовано, подвергнуто пыткам и издевательствам много сотрудников банковских учреждений, разрушена создававшаяся десятилетиями русская финансовая система. Банковское дело было объявлено монополией партии в лице единого «Народного банка». Исполнительной власти предоставлялось «право конфискации, реквизиции, секвестра, принудительного синдицирования различных отраслей промышленности и торговли и прочих мероприятий в области производства, распределения и государственного финансирования».
Параллельно с государственным разбоем шел вселенский разбой снизу, самостийный, по инициативе отрядов матросов, групп красногвардейцев, банд, действовавших «под крышей» ЧК и без оной. Разграблялись и сжигались имения, дворцы, банки, ювелирные магазины, кассы торговых предприятий, частные кассы взаимопомощи, филиалы банков на заводах. В Петрограде, Москве, городах ленинского подчинения шли повальные обыски квартир состоятельных и не очень состоятельных горожан, интеллигенции, духовенства. Искали деньги, ценности и семейные реликвии. Вооруженные бандиты с красными повязками и без оных вламывались в дома, грабили, убивали, насиловали. Веселенький ленинский лозунг «Грабь награбленное!» запал в душу растленной черни, на десятилетия определив мораль «строителей» светлого будущего. Конфискации обычно заканчивались расстрелом. Расстрелы происходили и без конфискаций по таким признакам, как отсутствие мозолей на ладонях жертвы, пенсне, белый воротничок и т. д. Разбой снизу сливался в единое русло с разбоем государственным.
Разбой сверху генерировался безумным вождем, у которого издавна существовала классификация врагов, подлежащих ограблению, репрессиям и уничтожению, так сказать, «вечно живое ленинское учение». Эта классификация непрерывно разрасталась, уточнялась, дополнялась, приспосабливалась к нуждам момента, оформлялась то в виде ленинских записок Дзержинскому, Бокию, Уншлихту, то в виде решений партийных съездов или решений Коминтерна. «Учение» о врагах — это главное, что оставил в наследство создатель первого в мире террористического «государства рабочих и крестьян». Сутью ленинской внутренней политики было уничтожение разнообразных и бесчисленных врагов, ограбленных перед уничтожением.