Евреи, Христианство, Россия

Революция генерировалась всем ходом событий и новым союзником Германии — большевиками. Война вытащила из политического небытия Ленина В. И. К началу войны он прожил безбедно за границей 10 лет, нигде не работая, существуя на средства матери, пожертвования меценатов, случайные гонорары и деньги, добываемые в уголовных аферах, которые его партия стыдливо называла «эксами». Много путешествовал по Швейцарии, Франции, Австрии, развивая злость против царизма, не мешающего, впрочем, большой семье Ульяновых и ему лично достойно существовать. Для таких, как он, Ленин придумал гордый термин «профессиональный революционер», надеясь, что безделье станет когда-нибудь уважаемой профессией. Еще в 1905 г. из уютной Женевы он пишет в Петербург письма, поражающие своей изощренной злобой. Ленин предлагает обливать кипятком, кислотой (!) полицейских, призывает к убийству, а также (святое дело!) к «конфискации правительственных денежных средств» (157). На Манифест 17 октября 1905 г. Ленин ответил бескомпромиссным требованием «преследовать отступающего противника», «усиливать натиск», выразив уверенность, что «революция добьет врага и сотрет с лица земли трон кровавого царя» (158).
Войну 1914 г. Ленин встретил с воодушевлением, увидев в ней свой исторический шанс. Его идея-фикс: «С точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России, наименьшим злом было бы поражение царской монархии и ее войск…» (159). Вариант этой идеи: «…наименьшим злом было бы теперь и тотчас — поражение царизма в данной войне. Ибо царизм во сто крат хуже кайзеризма…» (160). Развитие идеи: «Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг…» (161). Этот циничный бред, повторенный в десятках статей, резолюций и призывов, советские историки преподносили как откровение гения и миротворца. Война — зло и бедствие, но хуже войны может быть только капитуляция страны, ибо тогда законом станет штык завоевателя. Не берусь рассуждать, что хуже: капитуляция или гражданская война?
Никогда не нюхавший пороха, не видевший крови, оторванный от страдающего народа, Вождь мирового пролетариата, сидя в уютном кафе безмятежного Берна, вещал своим сторонникам страшные вещи. Большевикам они не казались дикими, т. к. вскоре последовали и дела. Война стала союзником Ленина, а Ленин — союзником Германии. Началось постепенное разложение армии и тыла. Демагогически использовались трудности военного времени, ошибки правительства, поражения на фронтах, вызывающие естественную напряженность общества. Главная задача пропаганды большевиков — подмена врага внешнего врагом классовым, т. е. внутренним, обещание мира и земли. Направления армейской пропаганды: поощрение дезертирства, неподчинение офицерам — классовым врагам, «братания» с немцами. Первая после объявления войны листовка Петроградского комитета РСДРП призывала солдат повернуть ружья против настоящего врага — царизма. При этом комитете функционировала военная организация, создающая большевистские ячейки на кораблях и в береговых командах Балтфлота. На Западном фронте большевистской работой руководил Фрунзе М. В. В результате такой работы в марте 1916 г. на Двинском участке целые полки и дивизии отказывались идти в бой. Это повторилось под Ригой в декабре 1916 г. с солдатами 2-го Сибирского полка, а в январе 1917 г. с 223-м пехотным Одоевским полком. По данным Председателя Думы Родзянко М. В., в 1915 — 1916 гг. число сдавшихся в плен достигло 2 млн., дезертиров — 1,5 млн. человек. «Симптомы разложения армии были уже заметны на второй год войны… Пополнения, присылаемые из запасных батальонов, приходили на фронт с утечкой на одну четверть… Иногда эшелоны, идущие на фронт, останавливались ввиду полного отсутствия личного состава, кроме офицеров и прапорщиков. Все разбегались…» (226). Армию охватывало массовое движение против войны и самодержавия. Об этом с гордостью пишут советские идеологи и историки во всех учебниках и монографиях (126, 119).
К чести социалистов других направлений заметим, что пораженческой болезнью страдали только большевики. Лидеры социал-демократии и эсеров Плеханов, Засулич, Маслов, Авксентьев, Левицкий, Савинков быстро поняли, что война — дело серьезное, и с политическими играми надо повременить. В рядах добровольцев оказались тысячи социал-демократов. Лидер меньшевиков Мартов также отрицал пораженчество: «Неверно, будто всякое поражение ведет к революции, всякая победа — к победе реакции» (213). Таких социалистов большевики презрительно именовали социал-оборонцами, социал-шовинистами или социал-соглашателями.
28. ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА
В тылу воюющей армии разворачивалась драма, уничтожающая результаты военных подвигов. Стачечное движение охватило многие города России Москву, Харьков, Екатеринославль, Ростов-на-Дону, Тулу, Баку. Популярной стала идея всеобщей забастовки. В январе — феврале бастовало 676 тыс. рабочих. Выдвигались политические требования большевистского толка «Долой самодержавие!», «Долой войну!», «Хлеба!». Начались беспорядки в столице Империи. 23 февраля (8 марта) в Петрограде бастовало и митинговало 128000 рабочих, 24 февраля — 214000, 25 февраля — 306000 человек. На Выборгской стороне были разгромлены полицейские участки, захвачен Арсенал, сожжен окружной суд. Ген. Хабалов С. С., командующий Петроградским военным округом, получил телеграмму Царя: «Завтра же прекратить в столице беспорядки». К рабочим присоединились распропагандированные большевиками части Петроградского гарнизона — Павловский, Литовский, Преображенский полки. Солдаты убивали командиров. Верные Хабалову отряды заняли Зимний дворец и Адмиралтейство, но 28 февраля оставили их. Столица оказалась «в руках восставшего народа». Воцарилась анархия. В ее мутных водах принялись ловить золотую рыбку все партии. Большевики попытались создать, по опыту 1905 г., Совет рабочих депутатов, но при этом они потеряли инициативу и были оттеснены меньшевиками. Председателем Петроградского Совета был избран лидер меньшевиков в Думе Чхеидзе Н. С., товарищами Председателя — трудовик, а с марта 1917 г. эсер Керенский А. Ф. и меньшевик Скобелев М. И. Под их руководством Совет 27 февраля снял с повестки дня любимые большевиками антивоенные и антимонархические лозунги, занялся организацией продовольственного снабжения Петрограда, создал рабочую милицию.