Евреи, Христианство, Россия

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России, 3 августа — Франции. 4 августа немцы вторглись в Бельгию. 6 августа Австрия объявила войну России. 2 августа в Зимнем дворце происходит торжественное богослужение. «Николай II молится с исступленным усердием, придающим его бледному лицу поразительное выражение какой-то мистичности. Императрица Александра Федоровна стоит подле него, прямая, с высоко поднятой головой, с синеватыми губами, и ее мертвенно-бледное лицо становится похожим на маску покойника» (244). Положив руку на Евангелие перед иконой Казанской Божьей Матери, Николай II медленно произносит слова, когда-то сказанные Александром I в 1812 г.: «Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в Царстве моем». Неистовое возбуждение и мощный патриотический порыв охватывают присутствующих во дворце гостей и толпу на набережной Невы.
27. ВОЙНА 1914 — 1917 гг.
Война началась с погрома магазинов, принадлежащих русским немцам. На третий день войны черносотенное буйство докатилось до Исаакиевской площади, где было разгромлено и сожжено германское посольство. Оставленный всеми привратник бежал на крышу здания и там был убит. К утру 5 августа жандармский полковник Сизов не без юмора докладывал министру внутренних дел Маклакову Н. А.: «Так что, Ваше Превосходительство, германцы начисто выгореть изволили». Государственная Дума на однодневной сессии большинством голосов проголосовала за военные кредиты. Воздержались лишь большевики. Лидер кадетов Милюков П. Н. предложил «отказаться от междуусобиц до победы». Представители всех нацменьшинств подтвердили преданность русскому государству и народу. Председатель Думы Родзянко М. В. спросил двух рабочих, как теперь будет с забастовками, и услышал: «То было наше семейное дело… Но теперь дело касается всей России. Мы пришли к своему Царю, как к нашему знамени, и мы пойдем с ним во имя нашей победы над немцами». Произошло невиданное за последние десятилетия сплочение общества вокруг трона, смена настроений на патриотические. Думу сотрясают эмоции и крики «Ура!».
В то историческое заседание Думы 8 августа (26 июля) 1914 г. после выступлений официальных лиц — Родзянко М. В., Горемыкина И. Л., Сазонова С. Д. и Барка П. Л. — выступили с декларациями в поддержку борьбы с агрессором: от трудовиков — Керенский А. Ф., от поляков — Яронский В. Ф., от немецкого населения Прибалтики — бар. Фелькерзам Г. Е., от латышей и эстонцев — Гольдман Я. Ю., от литовцев — Ичас М. М., от евреев — Фридман Н. М., от русских немцев — Люц Л. Г., от татар, чувашей и черемисов Годнев И. В., от партии народной свободы — Милюков Г., от фракции националистов — Балашов П. Н., от группы центра — гр. Мусин-Пушкин В. В., от фракции крайних правых — Н. Е. Марков 2-ой, от фракции октябристов Протопопов А. Д. В частности, Фридман Н. М. сказал: «Господа, на меня выпала высокая честь выразить здесь те чувства, которые в настоящий исторический момент воодушевляют еврейский народ. В великом порыве, поднявшем все племена и народы великой России, евреи выступают на поле брани плечом к плечу со всеми народами ее. В исключительно тяжелых правовых условиях жили и живем мы, евреи, и тем не менее мы чувствуем себя гражданами России, всегда были верными сынами своего отечества, и никогда никакие силы не оторвут нас от нашей родины, от земли, с которой мы связаны вековыми узами. В защиту нашей родины от иноземного нашествия мы выступаем не только по долгу совести, но и по чувству глубокой привязанности. В настоящий час испытания, следуя раздавшемуся с высоты Престола призыву, мы, русские евреи, как один человек, станем под знамена и приложим все свои силы к отражению врага. (Шумные аплодисменты всей Думы.) Еврейский народ исполнит свой долг до конца (Шумные аплодисменты.)» (37, 115).
Лишь социал-демократ Хаустов огласил декларацию, по духу своему выпадающую из общего стиля. Он выразил «надежду, что солидарные между собой социалистические силы всех стран сумеют найти в себе достаточные силы, чтобы превратить настоящую войну в последнюю вспышку милитаристического и капиталистического строя». Ему аплодировали только большевики. Конец заседания в Таврическом дворце сопровождался пением гимна «Боже, Царя храни», бурными возгласами «Ура!». Многочисленная толпа, стоявшая у дворца, встретила депутатов овациями. Таков был всеобщий дух начала войны.
Мобилизация 10-миллионной армии прошла без проблем. Проводы солдат на фронт выливались в патриотические манифестации. Провозгласили сухой закон. Для помощи раненым и семьям убитых либеральной интеллигенцией были созданы Всероссийский земский союз и Всероссийский союз городов. 80 % экономики страны переводятся на военное производство. Страна едина, как никогда. 1914 год — год апофеоза династии Романовых и последний год ее силы, законности и славы. Что нужно было для сохранения единства воюющей страны? Только одно — быстрая победа!
Главнокомандующим назначается В. Кн. Николай Николаевич, лихой кавалерист выше двух метров ростом, популярный в армейской среде человек. Образуется два фронта: северо-западный — против Германии и юго-западный — против Австрии. Несмотря на военное превосходство немцев, особенно в артиллерии, русская армия проявила себя в первый год войны достойно. Начав с продвижения в Восточной Пруссии, две русские армии — первая под командованием Ренненкампфа и вторая под командованием Самсонова — нанесли врагу поражение под Гумбинненом, в котором немцы потеряли много техники и до 2/3 личного состава. Чтобы предотвратить катастрофу, начальник германского Генштаба Мольтке перебросил в Восточную Пруссию с фронта на Марне два корпуса и кавалерийскую дивизию, а из-под Меца еще один корпус. Ген. Жилинский, командующий нашим северо-западным фронтом, не сумел скоординировать действия армий Ренненкампфа и Сазонова. Обе армии, растянув коммуникации, без резервов, двигались согласно приказу Жилинского — первая к Кенигсбергу на северо-запад, вторая на запад. Взаимодействия армий не было. Этим воспользовался Гинденбург, командующий 8-й германской армией, нанеся 27 августа при Танненберге мощный удар во фланг армии Самсонова, обескровленной и растратившей свой боезапас. Два корпуса армии Самсонова погибли, около 100 тысяч русских солдат попало в плен. Остатки армии Самсонова отступили к Нареву. Ген. Самсонов, считая себя виновником поражения и находясь перед лицом неминуемого плена, застрелился 30 августа 1914 г. Ренненкампф получил приказ идти на помощь Самсонову 27-го числа. 28 августа он выступил. В ночь на 30-е получил приказ остановиться, т. к. вторая армия была уже фактически разгромлена. Наступление наших армий в Восточной Пруссии спасло союзников России от верного поражения и от угрозы падения Парижа. Оно помогло генералу Фошу выиграть битву на Марне. Впоследствии он писал: «Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим, прежде всего, мы обязаны России».