Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Московские послы отвечали: «Мы вам отказываем, чтоб нам о таких запросах с вами вперед не говорить. Несбыточное то дело, что нам такие запросы вам давать, чего никогда не бывало и вперед не будет, за то нам, всем людям Московского государства, стоять и головы свои положить». Поляки на это резонно заметили, что царь Михаил дал Густаву Адольфу города и деньги неизвестно за что, а королю Владиславу даст за отречение от московского престола.
После долгих споров поляки сказали: «Когда учиним мирное постановление на вечное докончанье, то королю будем быть челом, чтоб он крестное целованье с вас снял и титул свой государю вашему уступил, а вы объявите, чем вы за то государя нашего станете дарить».
С этого и начались настоящие переговоры. Полякам нужны были лишь деньги и земли. Отмечу любопытный момент: польские комиссары потребовали, чтобы царь платил запорожским казакам жалованье ежегодно, как им на то грамота была дана и как то раньше бывало. Московские послы ответили: «Казакам запорожским какое жалованье, и за какую службу давалось и какая у них грамота есть, — того не упомним. Думаем, что то могло быть, когда запорожские казаки великим государям служили, и теперь если начнут служить, то им государево жалованье будет по службе».
В конце переговоров для проформы поспорили и о титуле Михаила. Комиссары согласились называть его царем потому, что польское правительство признало этот титул, называя Владислава царем. Но слова «всея Руси» в титуле московского государя их не устраивали. Комиссары говорили: «Великий государь ваш пишется всея Руси,а Русь и в Московском, и в Польском государстве есть: так написать бы в польскую докончальную запись великого государя вашего царем своея Руси,чтоб титулом всея Русик польской Руси причитанья не иметь, а в московской докончательной записи и вперед в грамотах царских к королям польским писать по прежнему всея Руси».Московские послы на это возразили: «Этого начинать непригоже: ваша Малая Русь, которая принадлежит к Польше и Литве, к тому царского величества ишеяоваяъю всея Русинейдет, применять вам этой своей Руси ко всея Русинечего». Закончив спор о титуле, послы сошлись на вечном докончании.Это произошло 17 (27) мая 1634 г.
Договор, получивший название Поляновского, содержал 11 статей.
1. Устанавливались «вечный мир» и забвение всего происшедшего (с 1604 по 1634 г.).
2. Польский король отрекался от прав на российский престол и обещал вернуть присланный ему в 1610 г. избирательный акт московских бояр (в том числе подписанный и отцом царя Филаретом).
3. Владислав IV отказывался от титула «царь Московский».
4. Царь Михаил Федорович исключал из своего титула слова «князь Смоленский и Черниговский» и обязался не подписываться «государь всея Руси», чтобы не намекать тем самым на распространение своего суверенитета на русские земли, находящиеся в Польше и Литве.
5. Царь отказывался от всяких прав и покушений на возвращение Лифляндии, Эстляндии и Курляндии.
6. Царь (Россия) уступал Польше Смоленск и Чернигов с их областями, а также города: Дорогобуж, Белую, Рославль, Стародуб, Трубчевск, Красный, Невель, Себеж, Новгород Северский с артиллерией, боеприпасами и архивами, а также со всеми жителями, которым запрещалось переходить в Россию, кроме лиц духовного и купеческого звания.
7. Русским, в том числе и купцам, запрещено было приезжать в Краков и Вильно, а полякам — в Москву, в остальных же городах купечество обеих стран могло торговать свободно.
8. Пленными обоюдно производился обмен без всякого выкупа.
9. Царь уплачивал Польше 20 тысяч рублей за город Серпейск, который оставался за Россией.
Статьи 10 и 11 касались ратификации условий договора и демаркации границ.
Кроме того, стороны заключили и секретный протокол к договору, который был лично подписан королем Владиславом и царем Михаилом. В протоколе говорилось, что русская казна выплачивает лично Владиславу 20 тысяч золотых рублей (венецианскими дукатами или голландскими гульденами). Это обстоятельство обе стороны обязались держать в секрете и скрыть в тексте мирного договора, где сумма в 20 тысяч рублей без уточнения в какой валюте была отнесена на другой счет (якобы в уплату за возвращение России Серпейска).
Польский оригинал договора я, увы, не видел. Но, судя по всему, в 9 й статье 20 тысяч рублей фигурировали только в русском варианте, а в польском Серпейск просто отдавался России.
Так тихо, по семейному, Миша и Владя уладили свои дела, надув и бояр, и радных панов, и оба государства на целых 20 тысяч золотых.
Грамоту русских бояр об избрании Владислава поляки так и не вернули России. В марте 1636 г. сейм Речи Посполитой принял акт об утрате Грамоты и об обязательстве возвратить ее России, как только она будет обнаружена в архивах Польши. Замечу, что обещание вернуть Грамоту бояр сохраняет свою юридическую силу до настоящего времени, так как эта статья Поляновского мира и Второго протокола к нему никогда не отменялась и не пересматривалась за всю историю русско польских отношений.

Глава 9
КАЗАЦКИЕ ВОССТАНИЯ НА УКРАИНЕ (1580-1653)

Формально казацкие войны до 1654 г. не являются русско польскими войнами, но без хоть краткого знакомства с ними невозможно понять сути русско польских войн 1653-1655 и 1658-1667 гг.
Мы уже знаем, что присоединение западных и юго западных русских княжеств к Литве происходило относительно мирно, а главное, не привело к существенному изменению в административной системе, экономике и религии этих княжеств.
В годы правления династии Ягеллонов в начале XV — середине XVI в. шло постепенное подчинение Малой и Белой Руси польским феодалам, однако темпы полонизации и окатоличивания местного населения были сравнительно низки.
С приходом к власти в Польше католического фанатика Сигизмунда ІІІ ситуация резко изменилась. Будучи шведом, Сигизмунд плохо разбирался в истории Польши, в ее социальных, религиозных и межнациональных отношениях. Кроме того, он прибыл, как говорится, «с пылу, с жару» из страны, где шла беспощадная борьба католиков с протестантами.
Простое население Малороссии от гнета панов и религиозных гонений десятками тысяч бежало на юг к казакам. Неслучайно конец XVI в. ознаменовался первыми казацкими восстаниями на юге Малороссии. Вот характерный пример: в конце 1624 г. в Киеве униат войт Федор Ходына и мещанин Созон начали опечатывать православные церкви. Киевский митрополит Иов Борецкий немедленно послал гонца к гетману Коленику Андрееву и всему Войску Запорожскому. По приказу гетмана в начале 1625 г. к Киеву подошли два казацких полковника, Яким Чигринец и Антон Лазаренко, с казацким войском. Православные церкви были распечатаны, а Ходына и несколько мещан униатов заключены в оковы.
У населения Малой и Белой Руси не меньшее, чем религиозные преследования, раздражение вызывали экономический гнет и грабежи со стороны польских панов. Чтобы избежать обвинений в предвзятости, приведу большую цитату из работы канадского историка (украинского происхождения) Ореста Субтельного: «На земледельцах магнатах лежит и огромная доля ответственности за напряженность и нестабильность, ставшие хроническими болезнями украинского общества.
В то время в Украине действовал один закон и одно право — закон и право сильного. К насилию прибегали прежде всего сами магнаты — при малейшем конфликте со своими подданными и друг с другом. При слабости королевской власти царили эгоизм и анархия. Даже сами поляки вынуждены были признавать: «На Украине правит беззаконие».
Склонность магнатов к применению грубой силы ярче всего проявлялась в их отношении к крестьянству. Как мы помним, на первом этапе освоения целинной степи землевладельцы заманивали к себе крестьян, учреждая на определенный срок свободные от повинностей слободы. Но когда все сроки истекли, магнаты набросились на крестьян как голодные звери, отвечая на малейшие попытки сопротивления жестким насилием и все больше зверея по мере того, как им удалось гасить очаги крестьянских волнений…