Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Заключить такой позорный мир в то время, когда у поляков не было ни одного шанса взять Москву и были все шансы потерять армию от голода и холода (вспомним 1812 год!), мог только сумасшедший или преступник. Но Мишенька Романов так давно не видел папочку!
А между тем существовал еще и внешнеполитический фактор, складывавшийся явно не в пользу поляков. Московский Посольский приказ не мог не знать о кризисе отношений Речи Посполитой с Турцией и Швецией. В 1618 г. на турецкий престол вступил Осман П. Молодой султан немедленно начал подготовку к походу на Польшу. В 1621 г. большая армия перешла Днестр, но в битве у Хотина польские и запорожские войска под командованием королевича Владислава нанесли им поражение. Риторический вопрос: что произошло бы, если бы Владислав с коронным войском увяз в русских лесах?
В том же 1621 г. шведский флот вошел в устье Западной Двины и высадил двадцатитысячный десант, предводительствуемый королем Густавом II Адольфом. Началась изнурительная восьмилетняя война со шведами.

Глава 8
СМОЛЕНСКАЯ КОНФУЗИЯ (РУССКО ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА 1632-1634 гг.)

В 20 х гг. XVII в. отношения между Россией и Польшей продолжали оставаться напряженными. Русские пограничные области периодически будоражили слухи о самозванцах «Дмитриях». На границе происходили стычки между частными армиями польских магнатов. Но больше всего царя Михаила раздражало, что королевич Владислав продолжал именовать себя государем всея Руси. Это русскому народу можно было «вешать лапшу на уши» о всенародном избрании Михаила. Польские же паны хорошо знали обстоятельства этого фарса. Вот типовой образец переписки между польским и русским пограничными воеводами. Серпейский воевода писал калужскому воеводе Вельяминову: «Описываешь Михаила Романова, жильца государя царя Владислава Жигимонтовича всея Руси, которого воры, казаки, посадили… на Московском государстве без совета с вами боярами и дворянами».

Стрельцы пеший и конный (один из разрядов служилого чина в Московском государстве)
Существенно влияли на взаимоотношения России и Польши и события в Центральной Европе. В 1618 г. восстание чешского дворянства в Праге положило начало знаменитой Тридцатилетней войне, в которую постепенно втянулись почти все государства Европы. Европа разделилась на два лагеря. Воинствующая феодально католическая реакция стремилась железом и кровью восстановить господство католицизма прежде всего во всей «Священной Римской империи», а затем и в других государствах, где победила реформация. Главными представителями этого лагеря были германский император, католические князья империи и Испания. Их основными противниками на различных этапах войны выступали последовательно Чехия, Дания, Швеция и Франция в союзе с рядом государств (Англия, Голландия и др.).
С некоторыми оговорками частью Тридцатилетней войны можно считать войну короля Сигизмунда со шведами, начавшуюся в 1621 г. Война шла с переменным успехом в течение восьми лет (с небольшими перерывами) на территории Речи Посполитой. Итогом войны стал Альтмаркский мир, заключенный 16 сентября 1629 г. Точнее говоря, это было перемирие сроком на 6 лет. По этому договору Сигизмунд признал своего двоюродного брата Густава Адольфа королем Швеции. До этого, как мы знаем, шведским королем числился почти 30 лет сам Сигизмунд. Кроме того, поляки признали Густава владетелем Лифляндии (с Ригой), Эльбинга, Мемеля, Пиллауи Баунсберга, правда, не навечно, а лишь на время перемирия.
В ходе Тридцатилетней войны в Европе резко возросли цены на хлеб. Основными поставщиками воюющих сторон стали Речь Посполитая и Россия. Экономическое развитие обеих стран выходит за рамки нашего исследования, поэтому я упомяну лишь два политических следствия увеличения экспорта хлеба. Во первых, жадные паны существенно усилили эксплуатацию населения Украины, что вызвало ответную реакцию — казацкие восстания, а во вторых, экономическая конкуренция добавила и политические противоречия между Россией и Речью Посполитой.
Страны — противники Габсбургов с самого начала войны хотели втянуть в нее Россию, чтобы связать руки королю Сигизмунду ІІІ. Но и без этого обиженные Михаил и Филарет непрерывно готовились к реваншу.
Один из самых знаменитых полководцев Тридцатилетней войны, граф Раймунд Монтекуккули, сказал крылатую фразу: «Для войны нужны только три вещи — деньги, деньги и еще раз деньги», а польский королевич Владислав повторял в своих письмах: «Ресшііа nervusbelli» («Деньги — нерв войны»).
В Москве по сему поводу крылатую фразу никто не произносил, но Филарет в качестве главы Русской церкви ввел практику экстраординарных поборов с монастырей на военные нужды. Так, в 1631 г. он потребовал от многих монастырей сведений об имевшейся у них денежной наличности, а затем предложил половину этой наличности немедленно прислать в Москву. В том же году по указу царя и патриарха с вотчин некоторых монастырей предписано брать взамен «даточных людей» по 25 рублей за конного и по 10 рублей за пешего. В 1633 г. решено было взять со всех людей «пятину» — 20 процентный подоходный сбор.
На военные нужды шла и большая часть доходов от экспорта хлеба. Наконец, из Англии на покупку оружия Москва получила заем на 40 тысяч рейхсталеров.
Начиная с 1626-1627 гг. ввоз военного снаряжения из за границы непрерывно возрастал. В 1627 г. было куплено у гамбургских купцов «пушечных запасов» на 2545 рублей, в 1629 г. — на 7925, в 1630 г. — на 28 893 рубля. В том же году голландскому купцу Трипу было заказано 10 пушек, а в июне 1631 г. он получил новый заказ — на изготовление 6000 пищалей и другого оружия.
В 1630-1632 гг. через Архангельск было доставлено из Голландии и Швеции около 35 тысяч пудов свинца, свыше 30 тысяч пудов шведского железа и др. Свинец, олово и медь привозились в значительных количествах и из Англии. Несмотря на строгий запрет вывозить из страны металлы, английское правительство для России делало исключение. В 1630 г. английские купцы обязались доставить «200 мушкетов и иную ратную сбрую», в 1632 г. англичанин Катер изготовил для русских 5 тысяч шпаг по 1 рублю за штуку, а другой английский купец, Картарайт, доставил московскому правительству железные пушки, 1000 мушкетов, 1000 пистолетов и много другого оружия на общую сумму 9 тыс. рублей.
Крупные заказы для России выполнялись по указаниям правительства Голландии. В начале 1629 г. по просьбе царя оно разместило русский заказ на 10 тысяч мушкетов. Этот заказ был выполнен к лету 1631 г. В том же году русские послы Племянников и Аристов заказали много оружия в оккупированной шведами части Германии и в самой Швеции.
В годы войны закупки оружия за границей еще более возросли. В начале 1633 г. Михаил Федорович обратился к голландскому правительству с просьбой разрешить беспошлинный вывоз закупленного через Томаса Свана оружия и боеприпасов — 10 тысяч пудов пороху, 15 тысяч пудов железных ядер, Зтысячи сабельных полос. В мае 1632 г. царский агент Елизаров купил у Свана 5 тысяч пудов «зелья» (пороху) и у англичанина Ладала — 100 пудов. В том же году было получено из Англии еще 350 бочек пороху.
Битвы Смутного времени показали, что русские дворянские конницы и стрельцы действовали тактически менее грамотно, чем поляки, поэтому Михаил решил набрать профессионалов наемников за рубежом. Для этого в январе 1631 г. в Швецию поехал старший полковник Александр Ульянович Лесли. Он должен был нанять не менее пяти тысяч пехотинцев. Кроме того, Лесли должен был везде вербовать пушечных дел мастеров. Замечу, что к этому времени главным мастером на Московском пушечном дворе был голландец Коет.