Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Спор о царском титуле привел к тому, что король не называл Ивана царем в своих грамотах, за что Иван в ответных грамотах не называл Сигизмунда II Августа королем. Гонцы не брали таких грамот и уезжали с пустыми руками.
При Иване IV, видимо, впервые возник и «еврейский вопрос». СМ. Соловьев писал: «В 1550 г. приезжал в Москву посол Станислав Едровский, через которого король велел сказать Иоанну: «Докучают нам подданные наши, жиды, купцы государя нашего, что прежде изначала при предках твоих вольно было всем купцам нашим, христианам и жидам, в Москву и по всей земле твоей с товарами ходить и торговать. А теперь ты жидам не позволяешь с товарами в государство свое въезжать». Иоанн отвечал: «Мы к тебе не раз писали о лихих делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и пакости многие нашим людям делали. Так тебе бы, брату нашему, не годилось и писать об них много, слыша их такие злые дела». Еще при жизни Сигизмунда Старого жиды брестские были выгнаны из Москвы и товары их сожжены за то, что они привозили продаватьмумею».Вопрос сей на время снялся.
12 сентября 1552 г. в Москве было подписано перемирие на два года, со вступлением в силу с 25 марта 1554 г., а 7 февраля 1556 г. подписали очередное соглашение, по которому перемирие продлевалось с 25 марта 1556 г. еще сроком на семь лет. При этом вопрос о титуле Ивана IV так и не был решен. Русским дипломатам не помогли и ссылки на прародителя Ивана, римского императора Августа, и то, что «Казанского и Астраханского государств титулы царские бог на нас положил».
Прежде чем перейти к Ливонской войне, следует сказать несколько слов о событиях, происшедших в Литве и Польше в правление Сигизмунда II и имевших важное значение для дальнейших отношений этих стран с Москвой.
В январе 1569 г. польский король Сигизмунд II Август созвал в городе Люблине польско литовский сейм для принятия новой унии. В ходе дебатов противники слияния с Польшей, литовский протестант князь Кшиштоф Радзивилл и православный русский князь Константин Острожский, со своими сторонниками покинули сейм. Однако поляки, поддерживаемые мелкой литовской шляхтой, пригрозили ушедшим конфискацией их земель. В конце концов «диссиденты» вернулись. 1 июля 1569 г. была подписана Люблинская уния. Согласно акту Люблинской унии, Польское королевство и Великое княжество Литовское объединялись в единое государство — Речь Посполитую (республику) с выборным королем во главе, единым сеймом и сенатом. Отныне заключение договоров с иноземными государствами и дипломатические отношения с ними осуществлялись от имени Речи Посполитой, на всей ее территории вводилась единая денежная система, ликвидировались таможенные границы между Польшей и Литвой. Польская шляхта получила право владеть имениями в Великом княжестве Литовском, а литовская — в Польском королевстве. Вместе с тем Литва сохраняла определенную автономию: свое право и суд, администрацию, войско, казну, официальный русский язык.
Согласно Люблинской унии, вся Малороссия отошла к Польше. Фактически Люблинскую унию можно считать началом поглощения Малой и Белой Руси.
Огромную роль в истории Польши, Литвы и русских земель, входивших в их состав, сыграла Реформация. В начале XVI в. северные и западные соседи Польши — Пруссия, Ливония и Швеция — приняли протестантизм.
Польский король Сигизмунд I (г. пр. 1507-1548) вяло боролся с протестантами, но следующий король, Сигизмунд II Август (г. пр. 1548-1572), мало уделял внимания государственным делам, предпочитая им многочисленных любовниц и колдуний. Сигизмунд II почти безразлично относился к вопросам веры. Тем временем протестантизм широко распространился среди польской и особенно литовской шляхты. Так, виленский воевода и канцлер литовский Миколай Черный Радзивилл стал ревностным протестантом и делал все возможное для распространения нового учения в Литве. Он ввел его в свои обширные вотчины и поместья, вызвал из Польши самых знаменитых протестантских проповедников и принимал под покровительство всех отступивших от католицизма. Радзивилл простых людей привлекал угощениями и подарками, а шляхту — почти королевскими милостями, и таким образом почти все высшее сословие приняло протестантизм. С неменьшим успехом новая вера распространялась и в городах, и только сельское население в большинстве своем оставалось в прежней вере, особенно в русских православных областях.
В конце концов Радзивилл решил перетянуть на свою сторону самого короля. Он уговорил Сигизмунда поехать на богослужение в Вильно в протестантскую церковь, построенную напротив католической церкви Святого Иоанна. Однако, как уже неоднократно бывало, случайность изменила историю Польши. Узнав, что Сигизмунд поедет в протестантскую церковь, доминиканец Киприан, епископ литопенский, вышел ему навстречу, схватил за узду лошадь и сказал: «Предки вашего величества ездили на молитву не этою дорогою, а тою». Сигизмунд растерялся и был вынужден последовать за Киприаном в католическую церковь.
В 1565 г. Миколай Черный Радзивилл скончался. Во главе протестантского движения стал его двоюродный брат Миколай Рыжий Радзивилл. Однако у Рыжего не было ни ума, ни воли, ни авторитета брата.
1565 г. можно считать переломным в борьбе протестантизма с католичеством в Речи Посполитой. Подробный анализ причин поражения протестантизма не входит в мою задачу; скажу лишь, что тут сыграла свою роль неоднородность протестантского движения. Чего стоили, например, конфликты лютеран с арианами. Главной же причиной успеха католицизма стала идеологическая агрессия Рима, в которой особую роль играли иезуиты. Термин «агрессия» не преувеличение, пришельцы внушали населению, и особенно шляхте, лютую ненависть к протестантам и православным, зачастую призывая к прямой физической расправе.
Польские историки всех времен, да и наши советские, а теперь и «демократические», любят сокрушаться о разделах Польши. Кто насчитывает три, кто — пять разделов, но при этом все поминают Фридриха Великого, Екатерину Великую и даже Молотова с Риббентропом. На самом деле вбила клин и вызвала вековую ненависть между славянскими народами агрессия католицизма.
Агрессия Рима сильно повлияла и на события Смутного времени в России. Именно она превратила гражданскую войну в религиозную и сделала поляков и русских непримиримыми врагами. Не русские и германские правители, а именно католицизм стал могильщиком Польского государства. Не было бы Хмельницкого, Екатерины и Фридриха, нашлись бы иные деятели, сделавшие бы то же самое, быть может только с большими жертвами.
Сейчас мало кто знает, что первая попытка привести Киевские земли под руку московского царя была сделала еще за сто лет до Хмельницкого каневским старостой (владетелем города) Дмитрием Ивановичем Вишневецким. Род православных князей Вишневецких происходил от князя Северского Дмитрия Корибута, сына великого князя Литовского Ольгерда, участника битвы на Куликовом поле.
Начало 50 х гг. XVI в. отмечено ежегодными походами крымских орд как на Литву, так и на Московское государство. Татары доходили до Тулы и Рязани. В марте 1556 г. царь Иван Грозный, не дожидаясь очередного вторжения татар, послал дьяка Ржевского провести разведку боем в тылу противника. Ржевский на чайках (малых гребных судах) спустился по реке Псёл (правый приток Днепра) и вышел в Днепр. Черкасский и каневский староста Дмитрий Вишневецкий послал на помощь Ржевскому 300 казаков под начальством черкасских атаманов Млынского и Есковича. Дьяк Ржевский доплыл до турецкой крепости Очаков в устье Днепра и штурмом овладел ею. На обратном пути у порогов Днепра татарский царевич нагнал войско Ржевского, но после шестидневного боя дьяку удалось обмануть татар и благополучно вернуться в Москву.