Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

В 1474 г. Иван ІІІ заключил с крымским ханом Менгли Гиреем политический и военный союз против Золотой Орды и Великого княжества Литовского.
В 1492 г. умер польский король Казимир IV. За годы его правления королевская власть сильно ослабела. В XV в. по отдельным областям Польши — воеводствам — стали собираться сеймики, представлявшие собой съезды местной шляхты, на которых она решала все вопросы, касавшиеся ее, и прежде всего вопросы о новых налогах. Первое время король сам объезжал эти сеймики, но затем стал приглашать их представителей в какой либо определенный пункт. Иногда по требованию короля уполномоченные шляхты собирались на общий съезд — так входил в обычай общий для Польши сейм. Эта система сеймиков стала основной опорой господства шляхты. Нуждаясь в больших средствах для войны с орденом, король Казимир IV вынужден был постоянно обращаться к сеймикам и таким образом укреплять их политическое значение.
К концу XV в. окончательно организовался вальный сейм, то есть общий для всей страны. Он состоял из двух палат: верхней — коронная рада, или сенат, где заседали можновладцы — прелаты и сановники Польского государства, и второй палаты — посольской избы, в которой заседали депутаты от шляхты, избранные на сеймиках. Сеймики получили еще большее значение. Они не только выбирали депутатов на вальный сейм, но и составляли для них обязательные наказы. В вальном сейме депутаты выступали не от своего имени, а как представители сеймиков.
После смерти Казимира IV Польша и Литва разделились между его сыновьями: Яну Ольбрехту (Альбрехту) досталась Польша, а Александру — Литва. Иван ІІІ побаивался короля Казимира, но после его смерти решил начать большую войну. Он срочно отправил в Крым своего посла Константина Заболоцкого, поручив ему сказать хану Менгли Гирею, что король Казимир умер, но его сыновья такие же враги Москве и Крыму, как и их отец, и чтобы хан с ними в союз не вступал, а пошел бы войной на Литву. Великий князь также хотел сам сесть на коня. Иван ІІІ рекомендовал хану идти на Киев. Хан выслушал Заболоцкого, но послал в Малороссию не всю Орду, а лишь 500 всадников.
Сам Иван ІІІ со всем войском не желал идти в поход, а послал на Литву два сравнительно небольших отряда. Один отряд под командованием князя Федора Оболенского напал на Мценск и Любутск и сжег их, взял в плен наместников, бояр и много других людей. Другой отряд захватил два города — Хлепень и Рогачев.
В Литве забеспокоились и собрались мириться с Москвой. Чтобы склонить Ивана ІІІ к уступкам, ему решили предложить брачный союз одной из его дочерей с великим князем Литовским Александром. Но как это сделать? Ведь на границе Литвы и Руси идет война. Александр решил действовать обходным путем. Полоцкий наместник пан Ян Заберезский послал своего писаря Лаврина в Новгород к московскому наместнику Якову Захарьевичу Кошкину под предлогом покупки разных вещей в Новгороде, а на самом деле с предложением о сватовстве. Яков Захарьевич, узнав об этом предложении, сам поехал в Москву объявить о нем великому князю. Иван ІІІ вместе с боярами сначала решил, что Якову не следует посылать к Заберезскому своего человека с ответом на его предложение, но потом, когда Яков уехал в Новгород, великий князь передумал и послал ему приказ отправить своего человека к Заберезскому, не прекращая, впрочем, военных действий, «потому что и между государями пересылка бывает, хотя бы и полки сходились». Иван велел Якову Захарьевичу отвечать вежливо, потому что Заберезский писал вежливо. Посланный должен был все разведать — какие отношения у Александра с панами, какие слухи ходят про братьев Александра. В Москве поняли, зачем в Литве хотят начать дело о сватовстве, и потому посланец Якова Захарьевича должен был передать Заберезскому, что до заключения мира никаких переговоров о браке не будет.
На этом окольная дипломатия закончилась. Литовские паны завели переписку о браке напрямую с первым московским боярином Иваном Юрьевичем Патрикеевым. Наконец в ноябре 1492 г. в Москву прибыл литовский посол Станислав Глебович. Однако посол и московские бояре заспорили об очередности мероприятий. Глебович хотел свадьбы, а потом переговоров о мире, бояре предлагали заключить мир по воле Ивана ІІІ, то есть к Москве должен был отойти ряд пограничных городов (Мценск, Любутск и др.). В конце концов Станислав Глебович безрезультатно вернулся в Литву.
Но дипломатическая игра продолжалась. В Литву поехал московский посол дворянин Загряжский. Задача послу была поставлена вполне конкретная — отспорить у Литвы города, захваченные московским войском. В ответной грамоте сенсацией стал новый титул Ивана ІІІ. До сих пор в грамотах Казимиру Иван ІІІ писал так: «От великого князя Ивана Васильевича Казимиру королю польскому и великому князю литовскому послами есмо». Теперь же грамота начиналась: «Иоанн, божьего милостию государь всея Руси и великий князь владимирский, и московский, и новгородский, и псковский, и тверской, и югорский, и болгарский, и иных, великому князю Александру литовскому». Итак, впервые великий князь Московский назвал себя «государем всея Руси». Что же произошло? Да ничего, кроме того, что военная мощь Литвы в тот момент была ослаблена, а силы Ивана ІІІ велики. Кроме того, Литве угрожал союзник московского князя, крымский хан Менгли Гирей. Иных аргументов у Ивана ІІІ не было. Он даже не стал рассуждать о преемственности московских князей древнерусским киевским князьям то ли в силу неубедительности сей посылки, то ли потому, что сам Иван с боярами имел весьма смутное представление о Киевском государстве. Послу же был дан такой наказ: «Если спросят его: для чего князь великий назвался государем всея Руси; прежде ни отец его, ни он сам к отце государя нашего так не приказывали? То послу отвечать: государь мой со мной так приказал, а кто хочет знать зачем, тот пусть едет в Москву, там ему про то скажут».
Поляки в свою очередь лихорадочно искали историческое обоснование своей власти над Малой Русью. Так, пан Ян Длугош в своей хронике отождествил племя полян, жившее в IX-X вв. в районе Киева и ниже его по Днепру, с польскими полянами, жившими в районе Гнезно. Соответственно в Киеве правила польская династия, основанная неким Кием. А киевских князей Аскольда и Дира — прямых потомков ляха Кия убили варяги князя Олега и захватили исконно польские земли.
Пока московский посол Загряжский собирался в Литву, литовские паны возобновили «окольную дипломатию». Опять полоцкий наместник Заберезский послал своего человека в Новгород к Якову Захарьевичу с просьбой продать двух кречетов. Яков немедленно известил великого князя. Тот отвечал, что дело не в кречетах, а посланник приехал, чтобы возобновить переговоры «для прежнего дела», то есть о великокняжеской дочери. Иван ІІІ велел Якову послать в Полоцк вместе с кречетами надежного и умного человека, который был бы там вежлив, но все выведал и высмотрел. А посланника Заберезского Иван приказал сопровождать до границы приставу и следить, чтобы он ни с кем в контакт не вступал. И впредь же так поступать со всеми, кто приедет из Литвы.
Таким образом, Иван ІІІ был против «окольной дипломатии». Когда Александр получил грамоту «государя всея Руси», понял, что игра слишком серьезна и тут не до кречетов. В январе 1494 г. в Москву прибыли большие литовские послы. После долгих препирательств послы уступили Ивану ІІІ большую часть спорных земель, и главное, в договорной грамоте Иван ІІІ был назван государем всея Руси, великим князем Владимирским, Московским, Новгородским, Псковским, Тверским, Югорским, Пермским, Болгарским и иных.