Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли ляхи про овраги. Германский гарнизон в Варшаве насчитывал 20 тысяч человек. И это были не 20 тысяч пехотинцев и танкистов, а 20 тысяч нестроевых солдат, полицейских, штабных чинов и т. д. В ходе восстания к 40 тысячам аковцев присоединилось около 20 тысяч варшавян. Тем не менее им не удалось взять под контроль весь город. Сотрудники большинства германских учреждений заняли круговую оборону своих зданий и продержались до подхода основных сил. Самая важная задача повстанцев — захват мостов через Вислу, связывающих Варшаву с ее предместьем Прагой, — так и не была выполнена.
Восстание продолжалось 63 дня. Погибли или пропали без вести 18 тыс. повстанцев. Около 25 тыс. было ранено, в том числе 6500 — тяжело. Погибли 180 тыс. мирных жителей Варшавы. Почти полностью был разрушен город.
Замечу, что отряды прокоммунистической Армии Людовой, принявшие участие в боях уже после начала восстания, сумели пробиться к советским войскам, но генерал Армии Крайовой БурКо маровский предпочел сдать свои части немцам.
Уже в октябре 1944 г. поляки эмигранты стали обвинять в провале захвата Варшавы… руководство СССР. Мол, Сталин лично отдал приказ Красной армии остановиться. Нелепость подобных обвинений очевидна. Замечу, что в ходе Второй мировой войны руководство СССР и западных союзников тщательно координировали свои планы. А там, где могло иметь место соприкосновение союзных сил, обязательно составляли карты разграничения ответственности сторон. Это было сделано, например, в Норвежском море, Японском море и т. д. Но в данном случае союзники и поляки до последнего часа скрывали от СССР подготовку Варшавского восстания.
Как уже говорилось, советские войска после 600-700 километрового наступления были обескровлены, тылы отстали, и большое новое наступление с форсированием Вислы в районе Варшавы было физически невозможно.
Тем не менее 14 сентября войска 1 го Белорусского фронта и действовавшие в их составе части Войска Польского освободили восточное предместье Варшавы — Прагу. Советские и польские летчики поддерживали боевые действия повстанцев: 13 сентября — 1 октября было произведено 5000 самолето вылетов, сброшены повстанцам оружие, боеприпасы, продовольствие и медикаменты. 15 сентября 5 батальонов Войска Польского, взаимодействуя с частями Красной армии, форсировали Вислу и захватили несколько плацдармов, но были выбиты оттуда фашистами.
Наши либералы с большим удовольствием разоблачают «преступления» Сталина. Так, например, Сталин «не разрешил посадку английских и американских самолетов на советских аэродромах после совершаемых ими налетов на позиции немцев в районе Варшавы и доставки грузов участникам восстания. А тут уж подтягивание тылов и перегруппировка войск ни при чем».
Тут можно задать вполне резонный вопрос: а были ли в сентябре 1944 г. в районе Варшавы свободные от советских ВВС аэродромы, пригодные для посадки дальних бомбардировщиков? Ведь немцы, как правило, перед отступлением выводили из строя все свои аэродромы.
Но главное в другом, зачем американским бомбардировщикам потребовались советские аэродромы? Они и так успешно сбрасывали над Варшавой свои грузы. Другой вопрос, что бестолковые польские офицеры сами не знали расположения частей Армии Крайовой в Варшаве и грузы часто попадали к немцам. Ну, допустим, немцами подбит английский или американский самолет; неужели он не мог совершить вынужденную посадку на советской территории или экипаж не мог спрыгнуть с парашютами? Неужели бы их перестреляли красноармейцы? Наоборот, наши командиры были бы очень рады любому стратегическому бомбардировщику, сделавшему вынужденную посадку, и «Ланкастеру», и Б 24, и Б 17. Хотя бы потому, что союзники секретили от нас очень много интересных приборов — устройства связи, радиолокационные прицелы и т. д. Так что за прием такого самолета пехотный командир мог и орден получить.
Дело совсем в другом. Командование ВВС США и Великобритании, отчаявшись получить аэродром в Варшаве, попросило разрешения доставлять польские части из Англии и Италии на советские аэродромы близ Варшавы, на что и получило резонный отказ. А вот бомбить немцев и сбрасывать грузы повстанцам Армии Крайовой самолетам союзников никто не мешал.
Предположим на секунду, что план эмигрантского правительства в отношении Варшавы осуществился. Немцы в панике бежали, и не только польская столица, но и ее окрестности, включая Прагу, оказались в руках Армии Крайовой. Естественно, что авиация союзников перешла бы по перевозкам грузов и людей в Варшаву от парашютирования к посадочному методу. В результате этого на аэродромах вблизи Варшавы скопились бы десятки бомбардировщиков США и Англии, а также их дальних истребителей сопровождения «Москито».
Перед Сталиным встала бы дилемма — или признать эмигрантское правительство в Варшаве, или начать полномасштабные действия против войск Армии Крайовой в этом районе.
Отдать Польшу лондонскому правительству было физически невозможно хотя бы из за его непризнания новых границ СССР. Напомним, что отряды Армии Крайовой к 1 августа 1944 г. фактически вели партизанскую войну против Красной армии на территории СССР.
В свою очередь уничтожение в большом городе стотысячной польской армии потребовало бы нескольких недель и участия нескольких советских армий, а то и фронтов. Нетрудно догадаться, как стали бы действовать американские и британские пилоты «Москито» при бомбардировке польских аэродромов в районе Варшавы советской авиацией. А нахальства и самоуверенности у этих ребят в августе 1944 г. было через край — ведь они освободители Северной Африки, Италии, Франции, а тут их бомбят… Начались бы воздушные бои. Бомбардировщики Б 24 и Б 17 начали бы бомбить позиции советских войск, и пошло поехало… Дальнейший сценарий Третьей мировой войны я предлагаю продумать самим читателям.
Послевоенный германский историк Михель Фройнда заявил: «Подавляя польское восстание, немцы выручили «Советы», вместо того чтобы самим уйти из города и оставить в нем армию партизан».
С этим нельзя не согласиться. У германского генералитета в августе 1944 г. был единственный шанс избежать безоговорочной капитуляции, это разжечь конфликт между союзниками. Если бы у Гитлера хватило ума в первые же часы восстания отвести войска от Варшавы и дать приказ люфтваффе не мешать полетам самолетов союзников с войсками и техникой для Армии Крайовой, то вероятность начала Третьей мировой войны была бы крайне велика.
К счастью для народов всего мира, фюрер и его генералы не решились на столь серьезный шаг. Но то, что они рассчитывали на конфликт между СССР и поляками, подтверждает мелкая провокация. На подавление Варшавского восстания немцы бросили бригаду СС из русских предателей, возглавляемую бригаденфюрером Каминским. Каминский до войны работал в СССР инженером, а с осени 1941 г. служил немцам. Казаки эсэсовцы Каминского учинили дикие расправы над детьми и женщинами в Варшаве. В конце концов немцы судили военно полевым судом и расстреляли этого бригаденфюрера, а его бригаду передали в подчинение генералу Власову. Зато нужный эффект был достигнут, немцы подтвердили пропаганду эмигрантского правительства — вот, мол, какие они, русские…
У многих читателей наверняка возник вполне резонный вопрос, зачем автор уделил столько внимания такому третьестепенному эпизоду Второй мировой войны, как Варшавское восстание.
Увы, как я много раз говорил, давние свары славян в настоящее время значат куда больше, чем экономические и культурные связи.
Польские либералы, а с 1990 г. и польское правительство сделали Катынь и Варшаву своими политическими инструментами в отношениях с Россией.