Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

В состав подразделений Армии Крайовой к 1944 г. формально входило до полумиллиона поляков. Однако Армия Крайова до августа 1944 г. ограничивалась мелкими разовыми нападениями на немцев, поскольку правительство Сикорского отдало приказ «держать оружие у ноги». Так эмигрантское правительство хотело сохранить личный состав Армии Крайовой до разгрома немецких войск в Польше, чтобы силовым способом обеспечить захват власти в стране.
Летом 1944 г. эмигрантское правительство решило, что такой момент настал. 6 июня 1944 г. в Нормандии высадились союзные войска, а 23 июня началось грандиозное наступление советских войск в Белоруссии — знаменитый «Пятый сталинский удар». Операция проводилась войсками 1 го Прибалтийского, 3, 2 и 1 го Белорусских фронтов при участии сил Днепровской военной флотилии. В составе 1 го Белорусского фронта действовала 1 я армия Войска Польского. К началу наступления в нем участвовало 2,3 млн. советских солдат и 79,9 тыс. поляков. Наступление проводилось по фронту шириной 1100 км. К 29 августа 1944 г. наши войска продвинулись на 550-600 км. Безвозвратные потери советских войск составили 178,5 тыс. человек, а санитарные потери — 587,3 тыс. человек. Поляки потеряли 1533 и 3540 человек.
24 июля советские войска освободили г. Люблин, а на следующий день 2 я танковая армия вышла к Висле в районе Демблин и Пулавы. В тот же день войска 69 й армии овладели городом Холм, а к исходу 28 июля вышли к Висле на участке Пулавы и Юзефув. 2 августа части 8 й Гвардейской армии форсировали Вислу и заняли небольшой плацдарм в районе местечка Магнун.
В качестве примера интенсивности боев можно привести потери 2 й танковой армии в боях с 5 июля по 29 августа 1944 г. Первоначально во 2 й танковой армии состояло 810 танков и самоходок, в том числе 473 танка Т 34. В боях было потеряно 989 танков и САУ (в том числе 632 Т 34), что составило 122 процента и соответственно 134 процента от первоначальной численности. Таким образом, если бы не непрерывный подход пополнений, 2 я танковая армия была бы полностью уничтожена немцами. Нетрудно представить боеспособность 2 й танковой армии после таких огромных потерь.
Воодушевленные успехами Красной армии прокоммунистически настроенные поляки на подпольном заседании в Варшаве в новогоднюю ночь 1944 г. создали верховный политический и административный орган власти — Крайову Раду Народову (КРН). Затем КРН принимает решение о создании в оккупированной Польше собственной Народной армии (Армия Людова).
При содействии советского правительства в мае 1944 г. в Москве состоялись переговоры между представителями КРН и Союза польских патриотов. В итоге Союз признал руководящую роль КРН и согласился на подчинение КРН 1 й польской армии. Естественно, что это подчинение было политическим, а оперативно армия подчинялась командованию 1 го Белорусского фронта.
Таким образом, советскому правительству и польским левым партиям и движениям удалось создать собственный орган власти в Польше, который располагал польскими вооруженными силами и службой безопасности.
Польское правительство в Лондоне не могло не понимать, что решающая роль в разгроме Германии принадлежит СССР и что месяцем раньше — месяцем позже Красная Армия займет Центральную Европу. С точки зрения здравого смысла было целесообразно пойти на сотрудничество с Москвой, пусть даже ценой серьезных уступок. Но польские политики и генералы, каки летом 1939 г., потеряли всякое чувство меры и попытались возродить в Польше режим образца 1939 г., враждебный Кремлю. Надо ли говорить, что ни Сталин, ни советский народ в целом никогда бы не потерпели довоенной Польши в границах 1939 г.
Возникает резонный вопрос: на что надеялось эмигрантское правительство в Лондоне летом 1944 г.? Исключительно на конфликт между СССР и его западными союзниками или, попросту говоря, на Третью мировую войну. Вина польского правительства в развязывании Второй мировой войны ничуть не меньше, чем вина правительств Германии, Италии и Японии. А в 1944 г. у польского правительства, равно как и у Гитлера, оставалась единственная надежда на войну Англии и США против СССР.
Замечу, что Черчилль и его окружение могли легко приструнить лондонское правительство, но не только не сделали этого, но и поощряли Миколайчика и K°. Видимо, Черчилль хотел немного поучить русских, но заранее решил не обострять отношения со Сталиным.

Глава 11
КРАХ ОПЕРАЦИИ «БУРЯ»

В связи с успехами Красной армии эмигрантское правительство и руководство Армии Крайовой разработали план операции «Буря». Согласно ему части Армии Крайовой должны были при отступлении немцев занимать крупные города, создавая там гражданские администрации, подчиненные Лондону, и встречать советские войска в роли хозяев, то есть законных властей. Для реализации плана предполагалось привлечь до 80 тыс. членов Армии Крайовой, находившихся главным образом в восточных и юго восточных воеводствах Польши и на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии.
План «Буря» предусматривал участие Армии Крайовой в изгнании немцев, допускал взаимодействие с частями Красной армии, но категорически предписывал «решительно противостоять» любым попыткам включить подразделения Армии Крайовой в состав Красной армии или польских дивизий, шедших вместе с ней с Востока. Командирам отрядов Армии Крайовой предлагалось по завершении военных операций оставаться в тылах Красной армии, действовать независимо от нее, препятствовать установлению власти КРН и обеспечивать утверждение администрации эмигрантского правительства.
Армия Крайова, «державшая ружье у ноги», мало досаждала немцам, и те в свою очередь сквозь пальцы смотрели на формирование частей Армии Крайовой. Это только в нашем и польском кино в каждой оккупированной деревне стояли немецкие части, и не простые, а элитные. На экране мы видим дюжих парней из СС, много танков и не каких либо старых немецких Т І или французских «Рено», а советских Т 34, «загримированных» под «Тигры» и «Королевские Тигры».
На самом же деле в Польше и СССР в ряде районов на десятки километров не было немецких войск. Гарнизоны в тылу состояли из военнослужащих преклонного возраста и инвалидов. Поэтому Армия Крайова за два года существенно окрепла. Арсенал ее пополнился оружием бывшей польской армии, брошенным или спрятанным в 1939 г., и немецким оружием, похищенным или купленным у оккупационных войск. А с начала 1944 г. американские летающие крепости «Либерейтор» Б 24, действовавшие с итальянских аэродромов, регулярно сбрасывали оружие на парашютах. Армия Крайова таким образом получила от западных союзников тысячи единиц легкого вооружения, включая минометы и крупнокалиберные пулеметы, а также современные мощные радиостанции. На парашютах сбрасывались и польские офицеры, прошедшие обучение диверсионной деятельности в Англии и США.
Но, несмотря на все это, план «Буря» был, мягко говоря, утопичен. Допускаю, что его можно было реализовать в 1939 г., когда бегущие польские части на десятки километров отрывались от своих преследователей, но в 1944 г. на Восточном фронте была совсем другая картина. Немцы сравнительно редко оставляли без боя населенные пункты. В большинстве случаев за каждый город шли упорные и кровопролитные бои, а германские войска постоянно переходили в контратаки. Окружение и полное уничтожение целых советских дивизий в 1944 г. было далеко не редкостью. В кино мы видим придурковатых немецких генералов, которых легко обводят вокруг пальца советские и польские разведчики. Увы, германские генералы и в 1944 г. в целом были на голову выше своих советских и западных противников. Германские части, существенно уступая Красной армии в численности, в целом были весьма мобильны, и генералам вермахта в 1944 г. удавалось добиваться большой концентрации личного состава и техники на угрожаемых участках фронта.