Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

В ходе Нюрнбергского процесса вопрос о катынском деле обсуждался, но официальных выводов сделано не было. Зато с началом «холодной войны» польские эмигранты и пропагандистские службы западных стран постоянно муссировали слухи о причастности НКВД к убийствам в Катыни.
С наступлением «перестройки» катынским делом занялись наши «демократы». И вот 2 августа 1993 г. тайна Катынского леса раскрывается заключением комиссии экспертов Главной военной прокуратуры по уголовному делу № 159 о расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского спецлагерей НКВД в апреле — мае 1940 г. Комиссия однозначно признала, что поляки были расстреляны НКВД в 1940 г., а не немцами в 1941 г.
Но с выводами «Экспертизы» не согласился ряд наших историков. Так, Юрий Мухин провел простейший текстологический анализ «Экспертизы» и выяснил, что оригинал был написан не по русски.
«…Горбачевско яковлевские пасудники доллары любят, а работать — нет, вот они и переложили свою работу по написанию текстов на бедных поляков. И чего уж там удивляться какому нибудь «23 му самостоятельному стрелковому пехотному корпусу»в составе Красной Армии. (Поясню специально для поляков: по русски надо писать «отдельному», а не «самостоятельному». В наименованиях подразделений, частей и соединений Красной армии слово «пехота» не употреблялось никогда.)…тутже следует такой перл: «Работа велась в январе… Руководителями были четыре члена Минского комиссариата НКВД».Какие «члены»!Какие «комиссариаты НКВД»!Минск был освобожден от немцев в июле 1944 г. Какие четыре «члене» приехали оттуда в январе 1944 г. руководить раскопками в Катыни? Упоминание Минска — это не описка. Как вы увидите далее из более ранних польских фальшивок по катынскому делу, поляки были уверены, если не уверены и сегодня, что Смоленская область входит в состав Белоруссии… Или вот, скажем, в «Экспертизе» начинается фраза: «Даже до обнаружения корпуса документов НКВД…»Это на каком языке?..
…Юристы часто пользуются в своей работе известными латинскими словосочетаниями, к которым, в частности, относится выражение corpus delicti (корпус диликти). В определенном контексте оно означает «состав преступления». И не исключено, что, когда текст этой «Экспертизы» был еще на польском языке, дурацкая фраза «Даже до обнаружения корпуса документов НКВД…»звучала по польски вполне разумно: «Даже до обнаружения corpus delicti в документах НКВД…». Поскольку шрифт у поляков латинский, то переводчик скорее всего не понял латыни и перевел на русский язык только одно слово, понятное ему, — «корпус», дописав дальше предложение, как ему показалось разумным. Ничего, «эксперты» подписали». Там же Юрий Мухин приводит и ряд других нонсенсов.
Любопытно, что же нашли многочисленные комиссии при эксгумации трупов польских офицеров? Прежде всего обращают внимание на то, что пули, найденные в черепах, имели калибр 6,35; 7,65 и 9,0 мм. Таких калибров не было и нет среди револьверов и пистолетов, изготовлявшихся или состоявших на вооружении России и СССР.
Итак, калибры немецкие и пистолеты немецкие. А может, СССР закупил в Германии какое то количество пистолетов этого типа? Увы, никаких данных об этом нет. Надо ли говорить, что и немцы в 1944-1945 гг., и западные разведки с 1945 г., и наши «демократы» с 1990 г. дорого бы дали за любое, хотя бы косвенное, подтверждение поставок германских пистолетов перечисленных калибров в СССР. Если что и покупали в Германии, так это знаменитые пистолеты «маузер», но калибр у них 7,62 мм, и пулю от «маузера» или «вальтера» легко различил бы любой боевой офицер Второй мировой войны.
Кстати, для неспециалистов замечу, что после получения иностранного огнестрельного оружия — пистолетов, пулеметов или пушек — в СССР в обязательном порядке проводили его полигонные испытания, отчеты о которых отправлялись в архивы, составлялись и печатались таблицы стрельбы, руководства службы, руководства по ремонту и другие скучные служебные документы. Таким образом, физически невозможно в течение полувека скрывать факт принятия на вооружение какого либо типа стрелкового оружия.
Да и зачем с точки зрения логики сотрудникам НКВД использовать для массовых расстрелов импортные пистолеты? Родные «наганы» куда дешевле, а главное, более безотказны, чем любой импортный пистолет, а к 1940 г. миллионы «наганов» пылились у нас на складах.
И дело не только в пистолетах. Обе стороны согласны, что руки пленных были связаны шпагатом, не изготавливавшимся в СССР до 1941 г.
Конечно, можно предположить, что злодеи из НКВД нарочно закупили и пистолеты и шпагаты в Германии, чтобы все свалить на фашистов. Хитрые ребята знали, что в июне 1941 г. начнется война, что немцы займут Смоленск, что в 1943 г. их оттуда вышибут, что в Катынь приедет комиссия Бурденко и т. д. и т. п.
Увы, никто так и не дал ответа на эти и другие вопросы оппонентов геббельсовской версии о причастности НКВД к расстрелу поляков.
Однако вместо тщательного и гласного исследования обстоятельств гибели польских офицеров в Катыни правительство РФ пошло на поводу у поляков и устроило ряд публичных шоу в Катыни. Так, 2 сентября 2000 г. в Катыни выступил председатель Совета Министров Республики Польша Ежи Бузек по поводу открытия военного кладбища польских офицеров. Дело происходило в присутствии вице премьера РФ В. Христенко и других российских официальных лиц.
Пан Бузек сказал: «Я обращаюсь еще раз к офицерам и солдатам Войска Польского. Вы — наследники тех, кто был убит. Поляки всегда относились к своей армии с величайшим уважением и почтением. И я убежден, что наследие, переданное вам погибшими здесь офицерами, для вас не утратило своего значения и вы всегда будете хранить его».
Пардон, так чьими наследниками являются нынешние офицеры Войска Польского? К 1 сентября 1939 г. этнические поляки составляли лишь 60 % населения Польши, зато среди офицеров их было 97,4 %. Большая часть этих офицеров участвовала в войне с Советской Россией и в карательных операциях на Украине. Польское офицерство было воспитано в духе ненависти не только к советскому строю, но и к русскому народу. И это наследие пан Бузек хочет передать Войску Польскому!
С 1991 г. польские СМИ постоянно будируют тему Катыни. В результате этого значительная часть польского населения уверена, что Россия навечно обязана Польше. Причем речь идет не только о моральной вине. Как писал Ю.И. Мухин, «в Польше 800 тысяч «близких родственников» расстрелянных польских офицеров уже держат карманы шире в ожидании, когда же Россия начнет набивать эти карманы долларами». Однако после публикаций Мухина и других российских авторов «близкие родственники» несколько поутихли со своими финансовыми претензиями.
Возникает вопрос: почему бы правительствам России и Польши, а заодно и СМИ обеих стран не прекратить истерику и скандальные шоу и не торопясь, тщательно не исследовать проблему? Наши и польские либералы любят по любому поводу ссылаться на западный опыт. Так вот тут самый раз обратиться к нему.
Не пора ли честно сказать, что в 1939-1945 гг. вопиющие нарушения международного права допускали не только страны оси. Вспомним умышленное уничтожение мирных городов Германии и Японии англо американской авиацией. Ведь от фугасных бомб, напалма и ядерного оружия погибли миллионы ни в чем не повинных граждан. Так посмотрим, как сейчас относятся к этим деяниям правительства и СМИ США и Англии. Отрицают все? Скрывают подробности? Ни в коем случае! В специализированных военных изданиях, открыто продающихся на Западе, подробно расписана история этих бомбардировок. Возможно, какие то мелкие детали и скрываются, но в целом все ясно. Но я недаром подчеркнул — ^специализированныхизданиях, а в массовых об этом давно забыли и большая часть обывателей в США и Англии попросту не знает масштабов этих бомбардировок. Иностранные журналисты эпизодически допекают официальных лиц США и Англии вопросами о бомбардировках, а те стандартно отвечают, что все было сделано правильно, шла война, и чтобы спасти жизни своих солдат, пришлось нарушить международное право и т. д.