Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

17 сентября. Ямпольский погранотряд. «Во время форсирования р. Вилия крестьяне Манжиричи оказали активную помощь, вытаскивая наши увязшие автомашины».
«К 10.00 на стражнице «Михайловка» находился польский батальон, представители которого трижды приходили к границе и просили их забрать».
18 сентября. Волочиский погранотряд. «В 21.30 частями РККА заняты Сарны. Захваченные пленные в количестве 50 человек, из коих 3 офицера и 4 капрала, приконвоированы на заставу «Островок». Штаб армейской группы РККА продвинулся в район Ровно… В подразделениях отряда находится до 600 человек пленных, к охране которых привлечен актив из местного населения».
«В приграничном польском с. Токи, что против нашего с. Ожиговцы, осталась стрелецкая организация численностью до 40 человек, имеющая оружие. Члены этой организации угрожают революционно настроенным гражданам.
В приграничных польских селах отмечается праздничное настроение. Население оказывает активную помощь в переправе обозов частей Красной Армии через р. Збруч».
18 сентября. Олевский погранотряд. «В 10.30 на участке заставы «Островок», в 60 км от границы, пограничным нарядом задержаны двое неизвестных, назвавшиеся лейтенантом германской армии Алынтадтюком и Перенсом Фридрихом, и показали, что они якобы находились в плену у поляков, содержались в тюрьме м. Ракитно и в связи с подходом частей РККА тюрьма поляками была подожжена, а пленные бежали в направлении СССР».
18 сентября. Каменец Подольский погранотряд. «В 9.30 на участке заставы «Б. Мушка» сел польский истребитель, в котором задержан пилот, подпоручик 3 го Варшавского авиадивизиона Врублевский, заявивший, что он в составе группы из пяти самолетов имел задание прибыть в Черновицы (Румыния). В Снятый совершил посадку, откуда поднялся и перелетел через Бессарабию.
Перелет на нашу территорию Врублевский объясняет своим возмущением по поводу поведения польского правительства, бежавшего из Польши. При посадке самолет сильно поврежден. Пилот легко ранен в голову».
19 сентября. Каменец Подольский погранотряд. «В 20.45 жители польского с. Залесье сообщили, что в пограничных селах жандармы и кулаки организуют террористические группы, которые терроризируют местное население из числа украинцев и белорусов.
По тем же данным, из Румынии в Польшу перешли группы польских солдат, которые производят погромы, избивают украинцев и белорусов в селах Шупарка, Колодрубка, Михалкув, Коросово, Кулаковце, Усце, Вискупе и Филипковце».
20 сентября. Волочиский погранотряд. «В 11.25 жители с. Просовцы, что против участка заставы «Подчанинцы», сообщили, что в селе оперирует вооруженная банда численностью 8 человек, забравшая оружие в стражнице, терроризирует крестьян и занимается грабежами. Банда пополняется уголовным элементом.
В с. Кокошинцы (против участка заставы «Зайончики») стрельцами убит крестьянин, вывесивший красный флаг на школе…
В районе Турувка, что против застав «Тарнаруда», «Постоловка», появилась банда численностью до 200 человек, сформировавшаяся из стрельцов, осадников и кулаков, вооруженная винтовками и пулеметом. Банда терроризирует местное население».
20 сентября. Донесение политотдела погранвойск Киевского округа: «19 сентября к заставе № 13 из с. Кошицы пришли двое мужчин с жалобой, что одного из них сельские кулаки избили и ранили ножом за то, что он вывешивал красные флаги в селе, просили помочь в борьбе с помещиками…».
Перечень подобных фактов займет не одну страницу, но уже и так ясно, что в основной своей массе польские солдаты драться не хотели и предпочитали сдаться в плен или бежать из страны. Большинство белорусского и украинского сельского населения были бедняками и не испытывали особых симпатий к польским властям. Поэтому они радостно или по крайней мере индифферентно встречали части Красной армии. Между тем активисты правых партий, небольшая часть офицеров, помещики и кулаки перешли к тактике террора по отношению к войскам РККА, а также к белорусам, украинцам и евреям. Пользуясь отсутствием власти, активизировался и уголовный элемент.
Риторический вопрос: могло ли командование РККА и НКВД не реагировать на многочисленные акты террора? Замечу, что в 1914-1918 гг. во всех армиях мира, включая русскую, английскуюи французскую, за убийство одного солдата расстреливалось несколько десятков заложников из числа местных жителей. Причем в заложники отбирали не бродяг и бедняков, а наиболее богатых и интеллигентных людей.
В ответ на террор многие командиры Красной армии начали бессудные расстрелы взятых с оружием в руках польских офицеров, жандармов, «стрельцов» и т. д. Официально военная прокуратура решительно пресекла подобные явления. Нарком бороны Ворошилов приказом № 0059 от 10 октября 1939 г. решительно осудил военный совет 6 й армии и лично комкора Голикова. В приказе было сказано: «Получив донесение о действиях банды, состоящей из жандармов, офицеров и польских буржуазных националистов, устроивших в тылу наших войск резню украинского и еврейского населения, Военный совет дал ошибочную, неконкретную, а потому недопустимую директиву: «Всех выявленных главарей банды погромщиков подвергнуть высшей мере наказания — расстрелять в течение 24 часов».
На основании этого постановления были расстреляны 9 человек. Военный совет 6 й армии, вместо того чтобы поручить органам военной прокуратуры расследовать все факты контрреволюционной деятельности захваченных лиц и предать их в установленном порядке суду Военного трибунала, вынес общее постановление о расстреле главарей банды без поименного перечисления подлежащих расстрелу. Подобные решения Военного совета 6 й армии могли быть поняты подчиненными как сигнал к упрощенной форме борьбы с бандитами».
Все виновные, начиная с комкора Голикова, получили взыскания. Еще ранее, 26 сентября, военный совет Украинского фронта принял постановление «О случае мародерства и изнасилования со стороны красноармейца 59 го кавполка 14 й кавдивизии Фролова Егора Ефимовича». В ночь на 21 сентября Егоров задержал беженцев, запугал их, украл у них часть вещей и изнасиловал женщину. Фролова приговорили к расстрелу и привели приговор в исполнение.
27 сентября после перестрелки красноармейцев 146 го стрелкового полка с группой польских солдат в плен было взято пятнадцать поляков. Старший лейтенант Булгаков и старший политрук Кольдюрин приказали расстрелять пленных из пушки. Булгаков был за это арестован, а дело его передали в Военный трибунал.
Командир взвода 103 го танкового батальона 22 й танковой бригады младший воентехник В.А. Новиков в районе Лентуны убил из револьвера старую помещицу и разграбил ее дом. Чтобы скрыть это преступление, Новиков попытался убить свидетеля — красноармейца Пешкова. Военный трибунал приговорил Новикова к расстрелу.
30 сентября военный совет Украинского фронта издал директиву № 071, в которой потребовал от военного прокурора и трибунала «по настоящему включиться в борьбу с мародерством и барахольством. Применять суровые меры наказания к мародерам и барахольщикам. Не тянуть следствия по делам мародеров. Проводить показательные процессы с выездом в части». На следующий день аналогичный приказ № 0041 издал и военный совет Белорусского фронта.
В 1940 — начале 1941 г. НКВД провел превентивную бессудную высылку десятков тысяч людей с территорий, занятых в 1939 г. Большинство из них составляли поляки: осадники, ксендзы, жандармы и т. д. Безусловно, наряду с террористами и уголовниками среди высланных оказалось и много ни в чем не повинных людей.
Но, увы, подобная практика имела место как в странах оси, так и в «демократических» странах. Вспомним интернирование граждан германского и итальянского происхождения в Англии или лиц, имевших хотя бы 1/8 японской крови, в США.