Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

На самом южном фланге Украинского фронта по линии Сатанов — река Днестр наступала 12 я армия. В 5 ч утра 17 сентября части 12 й армии форсировали реку Збруч. К 16 ч танки перешли вброд Днестр и захватили на аэродроме около Городенки шесть польских самолетов.
18 сентября 23 я танковая бригада заняла Коломыю, разоружив там до 10 тысяч поляков из состава 24 й и остатков 2 й и 5 й пехотных дивизий. В 2 ч ночи 19 сентября бригада двинулась к Станиславову и в тот же день в 14 ч подошла к нему. Дальше танки пошли на Галич и прибыли туда вечером того же дня. Наутро 23 я танковая бригада выступила из Галича и через Калуш, Долину и Болехов 21 сентября достигла Стрыя.
19 сентября части 25 го танкового корпуса заняли Галич, захватив мосты через Днестр, Завадку и Збору. В тот же день 4 й кавалерийский корпус вошел в район Рогатин — Бурштын. 26 я танковая бригада вышла в район Галич — Болыновцы.
Передовые отряды 13 го стрелкового корпуса продвигались к Станиславову. 19 сентября корпус был подчинен командующему погранвойсками НКВД комдиву Осокину, который получил приказ военного совета Украинского фронта «немедленно закрыть границу», чтобы «не допустить ни в коем случае ухода польских солдат и офицеров из Польши в Румынию». С 21 сентября основные силы 13 го стрелкового корпуса были развернуты вдоль границы с Румынией и Венгрией от реки Збруч до Бескид.
20 сентября части 12 й армии подошли к линии Николаев — Стрый. В районе Стрыя советское командование установило контакт с немецкими войсками, и 22 сентября немцы передали Стрый Красной армии, а на следующий день туда вошла 26 я танковая бригада. В результате переговоров советские войска были остановлены на достигнутой линии.
21 сентября, в 10 ч 30 мин, в штабы Белорусского и Украинского фронтов поступило приказание наркома обороны, по которому все войска должны были оставаться на линии, достигнутой передовыми частями к 20 ч 20 сентября. Перед войсками ставилась задача подтянуть отставшие части и тылы, наладить устойчивую связь, находиться в полной боевой готовности и принять меры для охраны тылов и штабов. Командованию Белорусского фронта разрешалось продолжить наступление в Сувалкском выступе.
А тем временем руководство СССР и Германии вело напряженные переговоры, на которых решалось, где должна проходить демаркационная линия между советскими и германскими войсками.
20 сентября, в 16 ч 20 мин, начались переговоры между К.Е. Ворошиловым и Б.М. Шапошниковым — с одной стороны, и генералом Кестрингом, полковником Г. Ашенбреннером и подполковником Г. Кребсом — с другой. Стороны договаривались о порядке отвода германских войск и продвижении советских войск на демаркационную линию. Следующий раунд переговоров состоялся с 2 до 4 ч ночи 21 сентября, стороны уточнили сроки выхода на демаркационную линию и подписали советско германский протокол, в котором говорилось:
«Части Красной Армии остаются на линии, достигнутой ими к 20 часам 20 сентября 1939 г., и продолжают вновь свое движение на запад с рассветом 23 сентября 1939 г.
Части Германской армии, начиная с 22 сентября, отводятся с таким расчетом, чтобы, делая каждый день переход примерно в 20 километров, закончить свой отход на западный берег г. Вислы у Варшавы к вечеру 3 октября и у Демблина к вечеру 2 октября; на западный берег р. Писса к вечеру 27 сентября, р. Нарев, у Остроленки, к вечеру 29 сентября и у Пултуска к вечеру 1 октября; на западный берег р. Сан, у Перемышля, к вечеру 26 сентября и на западный берег р. Сан, у Санок и южнее, к вечеру 28 сентября.
Движение войск обеих армий должно быть организовано с таким расчетом, чтобы имелась дистанция между передовыми частями колонн Красной Армии и хвостом колонн Германской армии, в среднем до 25 километров.
Обе стороны организуют свое движение с таким расчетом, что части Красной Армии выходят к вечеру 28 сентября на восточный берег р. Писса; к вечеру 30 сентября на восточный берег р. Нарев у Остроленки и к вечеру 2 октября у Пултуска; на восточный берег р. Висла у Варшавы к вечеру 4 октября и у Демблина к вечеру 3 октября; на восточный берег р. Сан у Перемышля к вечеру 27 сентября и на восточный берег р. Сан у Санок и южнее к вечеру 29 сентября».
21 сентября в 22 ч 15 мин в штабы Белорусского и Украинского фронтов поступил приказ наркома обороны № 156, в котором излагалось содержание советско германского протокола и разрешалось начать движение на запад с рассветом 23 сентября.
На следующий день военный совет Белорусского фронта отдал соответствующий приказ № 05. 25 сентября войска получили директиву наркома обороны № 011 и приказ военного совета Белорусского фронта № 06, предупреждавшие, что «при движении армии с достигнутого рубежа Августов — Белосток — Брест Литовск на запад на территории, оставляемой Германской армией, возможно, что поляки будут рассыпавшиеся части собирать в отряды и банды, которые совместно с польскими войсками, действующими под Варшавой, могут оказать нам упорное сопротивление и местами наносить контрудары».
В ночь на 24 сентября отряд 27 й танковой бригады в составе 20 танков БТ 7 занял город Сувалки. В тот же день советские части заняли город Сейн.
Части 3 й армии продолжали охранять латвийскую и литовскую границы от Дриссы до Друскининкая. 11 я армия начала передислокацию вдоль литовской границы к Гродно. 16 й стрелковый корпус продолжал продвигаться в сторону Гродно и 21 сентября занял Эйшишки.
26-28 сентября части 3 й и 11 й армий закрепились на границе с Литвой и Восточной Пруссией от Друскининкая до Щучина.
21 сентября в Волковыске прошли переговоры между представителями германского командования и командованием 6 го кавалерийского корпуса, на которых была согласована процедура отвода немецких войск из Белостока. В это время части 6 го корпуса находились на линии Большая Берестовица — Свислочь. 22 сентября в 13 ч в Белосток прибыл передовой отряд в 250 человек под командованием полковника И.А. Плиева, а к 16 ч процедура приема Белостока у немцев завершилась и немцы оставили город.
Прибытие в Белосток отряда Плиева вызвало в городе большое оживление, возник стихийный митинг. Позже Плиев писал: «Интересно отметить, что эти бурные сцены происходили на виду у отступающих германских войск. Их уже не боялись, их теперь никто не замечал. Молча шагали они по чужим улицам враждебного города, молча, но видя, на чьей стороне ум и сердце народа».
В тот же день в Белосток вошла 6 я кавалерийская дивизия, а 11 — я кавалерийская дивизия достигла района Крынки Бялостоцкие — Городок.
25 сентября, в 15 ч, 20 я мотобригада, переданная в состав 10 й армии, приняла у немцев Осовец. 26 сентября бригада вошла в Соколы, а к вечеру 29 сентября была у Замбруве.
Во втором эшелоне за войсками 6 го кавалерийского корпуса двигался 5 й стрелковый корпус, 20 сентября переданный в состав 10 й армии. Утром 24 сентября 5 й корпус двинулся на линию Свислочь — Порозова, а его передовые отряды в 13 ч 25 сентября заняли Бельск Подляски и Браньск. 27 сентября передовые отряды корпуса были в Нуре и Чижеве. В районе Гайнувки части 5 го корпуса обнаружили польские военные склады, где находилось около 14 тысяч снарядов, 5 млн. патронов, одна танкетка, две бронемашины, две автомашины и две бочки горючего; все это стало трофеями Красной армии.
На южном участке фронта двинулись на запад части 4 й армии. 22 сентября, в 15 ч, 29 я танковая бригада вошла в Брест, занятый немецким 19 м моторизованным корпусом. Комбриг СМ. Кривошеий вспоминал, что на переговорах с Гудерианом он предложил следующую процедуру парада: «В 16 часов части вашего корпуса в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, мои части, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знаменами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши». Гудериан, настаивавший на проведении полноценного парада с предварительным построением, согласился все таки на предложенный вариант, «оговорив, однако, что он вместе со мной будет стоять на трибуне и приветствовать проходящие части».