Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Критики договора 1939 г. выступают исключительно с традиционными «совковыми» постулатами — «Правительство СССР действует в интересах народов всего мира» и «От тайги до британских морей Красная армия всех сильней». Но нельзя же быть такими идиотами, чтобы путать пропагандистские лозунги и реальность. Почему все правительства мира заботятся о собственных интересах, а бедная Россия должна заботиться обо всем мире? Да, действительно, Сталин с начала 20 х гг. до августа 1939 г. боялся возникновения мировой войны и справедливо полагал, что она в любом случае коснется СССР, и всячески противодействовал изменению статус кво в мире.
Опять же надо различать коммунистическую пропаганду о победе мировой революции и реальные планы советского правительства. Спору нет, СССР оказывал материальную поддержку коммунистам в различных странах. Но она не шла ни в какое сравнение с помощью СССР буржуазным правительствам Китая (Чан Кайши), Испании и Чехословакии, куда были посланы сотни самолетов, танков и артсистем. Наши бомбардировщики СБ громили врага в Китае и Испании, но, увы, чехи не захотели пустить их в ход. Зато звено СБ 29 мая 1937 г. тяжело повредило германский «карманный» линкор «Дойчланд», вошедший в порт, занятый сторонниками Франко.
В ходе войны в Испании в 1936-1939 гг. погибло и пропало без вести 158 советских советников. В 1937-1939 гг. в Китае погибло 195 советских советников. В 1938 г. у озера Хасан погибло и пропало без вести 792 бойца и командира Красной армии, для Халхин Гола эти цифры составили 7974 человека.
А что делали Англия, Франция и США? Они фактически блокировали Испанскую республику, боровшуюся с фашизмом, и поставляли оружие Японии, воевавшей в Китае. СССР искренне хотел помочь Чехословакии, но западные державы пошли на сговор в Мюнхене. Риторический вопрос: а могли состояться новый Мюнхен в августе или даже в ноябре 1939 г.? Ведь Англия и Франция даже не собирались наступать на Германию в случае нападения ее на Польшу.
А что касается второго «совкового» постулата: «Красная армия всех сильней», то я даже не буду говорить о поражениях на Висле в 1920 г. или на Карельском перешейке в декабре 1939 г. Я лучше открою книгу одного из лучших советских военных теоретиков A.M. Зайончковского, где говорится: «Германская армия после успехов своего оружия в 1866 г. и в особенности в 1870 г. законно заслужила название лучшей армии в мире и с достоинством поддержала свое первенство до конца мировой войны. Преемственность системы, ряд талантливых лиц, стоявших во главе управления, вложенные в нее все положительные национальные качества, а также любовь народа к своей армии и гордость ею были тому причиной… Оплотом германской армии служил сплоченный, однообразный и отлично подготовленный офицерский и унтер офицерский состав».
А тогда еще не было Гитлера и гитлерюгенда. Поражения РККА в 1941 г. до смерти Сталина объяснялись у нас исключительно внезапностью нападения. Со времени XX съезда КПСС стало модно во всем винить Сталина, Берию, Жданова и т. п., которые де не слушали наших разведчиков и гениальных полководцев типа Жукова. На самом же деле именно руководство РККА в первую очередь несет ответственность за поражения. В нашем Генштабе не были сделаны должные выводы из кампании на Западном фронте летом 1940 г. Уровень подготовки офицеров и генералов в РККА был намного ниже, чем в вермахте, а рядового состава — просто несопоставим. Можно ли сравнить казаха или туркмена, едва едва понимающего русский язык, с немецким парнем, окончившим среднюю школу и прошедшим военную и спортивную подготовку в гитлерюгенде?
Наши военные историки и так и сяк вертят данными по числу самолетов и танков в РККА и вермахте, но почему то никто не приводит уровень грамотности личного состава этих армий. Каюсь, я этих данных и сам не нашел. Но по данным «Большой Советской энциклопедии» с 1918 по 1941 г. в СССР среднее образование получили 3829 тысяч человек. Если не считать женщин, умерших и негодных к военной службе мужчин, то среди военнослужащих к 22 июня 1941 г. было не более 1,5 млн. человек со средним образованием. Нельзя отрицать, что советское правительство сделало очень многое. Так, в 1913 г. среди рядового состава русской армии было всего 1480 человек со средним образованием. А всего грамотных в армии было 604 тысячи человек, малограмотных — 302 тысячи, а неграмотных — 353 тысячи человек. Так что качественный скачок в грамотности за первые двадцать лет советской власти налицо, но, увы, мы по прежнему значительно отставали в этом плане от Германии.
Самым же важным фактором поражения, на мой взгляд, стало столкновение отмобилизованной воевавшей армии с неотмобилизованной и не воевавшей 20 лет армией.
Пока еще ни один из сторонников договора 1939 г. или его противников не ответил грамотно на вопрос, выгадал ли Сталин в военном отношении, заключив договор с Гитлером и оттянув начало войны с сентября 1939 г. на июнь 1941 г. Увы, здесь не может быть однозначного ответа. Сталин сумел существенно увеличить мощь Красной армии как количественно, так и качественно. Последнее особенно важно, так как Германия в 20-30 х гг. создала превосходные образцы вооружения, с которыми в основном и прошла всю войну, а в СССР безграмотная шайка замнаркома по вооружению Тухачевского, наркома Орджоникидзе, его зама Павлуновского и K° готовила страну к войне с классово неоднородным противником, который сразу должен был тикать, увидев красные звезды на броне танков и крыльях самолетов. В результате к 1939 г. мы имели танки с «картонной» броней, тихоходные самолеты и другое устаревшее вооружение, и только в 1940-1941 гг. впервые получили танки с противоснарядной броней, зенитные автоматические пушки, крупнокалиберные пулеметы, орудия особой мощности, скоростные истребители и т. д.
В 1941 г. Красная Армия встретила противника на новых рубежах, выдвинутых вперед на 200-500 км по сравнению с границами 1939 г. Замечу, что на землях, присоединенных в 1939 г. к СССР, немцы в 1941 г. потеряли куда больше своих солдат и военной техники, чем в 1939 г. в Польше и в 1940 г. во Франции.
Но, увы, это одна сторона медали; к сожалению, есть и другая. С августа 1939 г. по июнь 1941 г. соотношение боевой мощи СССР и Германии изменилось в пользу Германии. Начнись война в 1939 г., у Гитлера не было бы шансов дойти даже до Минска. А вот Красная армия вполне могла через два три месяца взять Берлин. Был и шанс, что война превратилась бы в длительную мясорубку. Но в любом случае Англия и Франция могли нанести удар в спину СССР или по крайней мере лишить его плодов победы. Каждый раз, когда Россия воевала в одиночку, начиная с Ливонской войны XVI в. и до Русско турецкой войны 1877-1878 гг., европейские государства или начинали войну против России, или угрожали лишить ее плодов победы. Сталин очень хорошо знал историю родной страны. А вот к 1941 г. ситуация коренным образом изменилась. Теперь Англия и США вынуждены были воевать на стороне СССР.
А теперь на секунду перенесемся в кремлевский кабинет в ночь на 23 августа 1939 г. Могли Сталин предвидеть дальнейший ход событий вплоть до декабря 1941 г.?
На самом деле Москва, Берлин, Лондон и Париж делали разные прогнозы, но все они ничего не имели общего с реальным ходом событий. Ни Берлин, ни Москва не думали, что Польская кампания обернется страшной мировой войной. Возьмем, к примеру, заведомо объективные и бесспорные документы — планы строительства советских и германских надводных кораблей, согласно которым война была запланирована самое раннее на 1943 г. Соответственно к этому времени должны были быть выполнены кораблестроительные программы обоих государств. Обе страны в 1938-1939 гг. начали строительство «большого флота», основу которого должны были составлять линкоры и крейсеры.