Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Перед левым флангом XVI армии и Мозырской группой поляки стояли крепко. Здесь, на фронте Пружаны — Картузская Береза, завязались упорные бои.
Правый фланг XVI армии (27 я стрелковая дивизия) в это время быстро продвигался вперед и 27 июля занял район город Бельск — станция Гайновка, захватив пленных, артиллерию и другие трофеи.
Это было последнее упорное сопротивление польских войск перед линией реки Буг, после чего они быстро начали отходить к этому рубежу, причем местами просто бежали в полном беспорядке.
Двигаясь к линии реки Нарев, IV армия вновь имела успех на своем правом фланге. 27 июля ІІІ конный корпус с ходу овладел старой русской крепостью Осовец, выдвинув свои передовые части непосредственно к восточно прусской границе на Граево и Щучин.
28 июля передовые части пехоты IV армии подошли к рубежу Нарева и обнаружили, что он занят хорошо укрепившимся противником. Тем не менее одна бригада 18 й стрелковой дивизии, преодолев сопротивление поляков, утвердилась на левом берегу Нарева на шоссе Белосток — Ломжа.
В тот же день XV армия вышла на реку Нарев южнее IV армии, но все мосты на ее участке были уничтожены. Между тем ІІІ конный корпус, двигаясь правым берегом реки Бобр, уже приближался к крепости Ломжа и 29 июля готовился атаковать ее. Вслед за ним, на случай неудачи, в районе крепости Осовец сосредоточивался армейский резерв IV армии — 12 я стрелковая дивизия.
Атака ІІІ конным корпусом укрепленной ломжинской позиции 29 июля положила начало шестидневным упорным боям на реке Нарев. Хотя конный корпус и имел первоначально небольшой успех, но в дальнейшем развить его не удалось, и командующий IV армией решил ввести в дело свой армейский резерв — 12 ю стрелковую дивизию, выдвинув ее от Осовца к Ломже. 30 июля эта дивизия выступила из Осовца, и в ожидании ее прибытия ІІІ конный корпус вел затяжные бои. В течение 30 июля 53 я стрелковая дивизия IV армии переправилась на левый берег Нарева у села Стренковая Гора и развивала свой успех в направлении на местечко Тыкоцин, что облегчило положение соседей слева — частей 18 й стрелковой дивизии, которая начала быстро расширять свой плацдарм на левом берегу Нарева.
На фронте XV армии противник продолжал удерживаться на левом берегу Нарева, и все попытки XV армии переправиться на левый берег оканчивались неудачей. В ночь с 31 июля на 1 августа командующий Западным фронтом приказал командующим IV и ІІІ армиями помочь XV армии, переменив направление движения своих объединений на Остроленку и Брянск.
Выполняя это приказание, IV и ІІІ армии в течение 1 августа провели ряд успешных боев, сопровождавшихся значительным выигрышем территории, частями ІІІ армии был захвачен Брянск, но старая русская крепость Ломжа продолжала упорно держаться.
Однако поляки под угрозой с севера и юга уже очищали фронт перед XV армией, отходя на Мазовецк, чем воспользовалось командование XV армии, переправив армию на левый берег Нарева.
2 августа ІІІ конный корпус, полностью переправившийся на левый берег Нарева, развивал действия в тыл Ломжи совместно с энергичной атакой этого населенного пункта 12 й стрелковой дивизией, которой наконец удалось овладеть Ломжей.
К вечеру 31 июля дивизии XV армии подошли к Западному Бугу на участке от местечка Немирова до Брест Литовска, а 1 августа 2 я стрелковая и части 10 й стрелковой дивизий совместной атакой овладели правобережными фортами крепости.
Теперь перейдем кдействиям Юго Западного фронта. Почти вся XII армия 12 июня наступала на Ковель. 13 июля армия продолжала беспрепятственно продвигаться к реке Стырь, в то время как на фронте от Дубно до устья реки Збруч уже начинались упорные бои.
13 июля поляки, подтянув из Кременца к Дубно 18 ю пехотную дивизию, выбили из города красную 11 ю кавалерийскую дивизию. Это вынудило командующего Первой конной армией ввести в дело 14 ю кавалерийскую дивизию, причем 11 й и 14 й кавалерийским дивизиям было приказано 14 июля снова занять Дубно, в то время как 4 я кавалерийская дивизия продвигалась к местечку Торговице, а 6 я кавалерийская дивизия следовала на Луцк.
24 июля началось большое отступление поляков. Их 18 я пехотная дивизия покинула город Броды, окруженный красной кавалерией. При этом 35 я пехотная бригада была полностью изрублена красными, а ее командир взят в плен. Всего в районе Брод красные захватили один бронепоезд, 19 орудий, 43 пулемета и 1000 пленных.
24 июля поляки оставили город Волочиск и начали отступление на Тирасполь.
22 июля главком С.С. Каменев срочно прибыл в Смоленск, в штаб Западного фронта. Ознакомившись на месте по докладам командования фронтом с обстановкой, он отдал в этот же день директиву занять войсками Западного фронта Варшаву не позднее 12 августа. 23 июля главком послал из Смоленска на имя заместителя председателя Реввоенсовета Республики Э.М. Склянского телеграмму, в которой сообщал о своем впечатлении об обстановке на Западном фронте: «Самое существенное — это высокий подъем настроения в частях, гарантирующий возможность и дальше продвигаться, не уменьшая энергии. 19 числа заняты Гродно и Слоним, оба эти успеха свидетельствуют, что линия р. Немана и Шара прорваны и теперь у противника нет на пути их отхода рубежей, на которых они могли бырассчитыватьзадержать нас. Не исключена возможность закончить задачу в трехнедельный срок».
Эта телеграмма свидетельствовала, что главком после докладов Реввоенсовета Западного фронта, по существу, считал польскую армию неспособной к дальнейшему сопротивлению. Такая оценка была ошибочной. Исходя из того, что войска Западного фронта продолжали стремительное наступление, не встречая при этом серьезного сопротивления противника, Реввоенсовет Юго Западного фронта 22 июля направил телеграмму главкому. В ней предлагалось перенести центр тяжести главного удара войск фронта с северо западного, брестского, направления на юго западное, львовское, то есть в пределы Галиции. Объясняя мотивы этого предложения, А.И. Егоров позже писал, что овладение Львовом являлось для командования Юго Западного фронта «моментом исключительной важности», хотя и не самодовлеющим. Полностью оценивая военно политическое значение освобождения Львова, отмечал далее А.И. Егоров, командование Юго Западного фронта считало решение этой задачи все же лишь этапом на пути развития дальнейших действий, направленных к окончательному сокрушению противника, путем сочетания «удара на Варшаву с ударом через Львов в тыл Варшаве». Перенесение направления главного удара в сторону Галиции, по мнению Реввоенсовета Юго Западного фронта, диктовалось также опасностью выступления на стороне Польши буржуазно помещичьей Румынии.
Со стороны главкома поворот главных сил Юго Западного фронта не встретил возражений. 23 июля он утвердил предложения Реввоенсовета Юго Западного фронта. При этом главком исходил из убеждения, что Западный фронт в августе 1920 г. один, без помощи Юго Западного фронта, может сломить сопротивление противника на Висле и занять Варшаву. Более того, главком С.С. Каменев считал, как он писал об этом 21 июля в Реввоенсовет Республики, что для выполнения этой задачи вполне достаточно будет трех армий Западного фронта (IV, ІІІ и XV), если Польша не получит существенной поддержки помимо выступления Румынии и Латвии. Эти три армии в общей сложности в то время имели немногим более 50 тысяч штыков и сабель. XVI же армию, которая была наиболее сильной среди армий Западного фронта, главком планировал вывести в резерв на случай, если на помощь буржуазно помещичьей Польше придет буржуазная Латвия.
23 июля командование Юго Западного фронта поставило войскам задачу — не позднее 29 июля занять Львов. Таким образом, действия Юго Западного фронта должны были отныне направляться не на содействие войскам Западного фронта, который наносил главный, решающий удар на варшавском направлении, а на решение, по существу, самостоятельной задачи, связанной с ликвидацией войск противника на львовском направлении и освобождением Галиции. При этом ударные группировки Западного и Юго Западного фронтов должны были действовать в значительном отрыве друг от друга. Изменение направления главного удара войск Юго Западного фронта накануне решающих боев, от которых зависел исход советско польской войны в целом, противоречило реальной обстановке. А обстановка была такой, что на отдельных, наиболее важных направлениях бои затягивались на несколько дней и сопротивление польских войск усиливалось.