Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Несмотря на все усилия, к началу операции не удалось закончить ремонт канонерок «Мудрый» и «Молниеносный» и сторожевого судна «Ястреб».
В прорыв должны были идти канонерки «Мстительный», «Малый», «Геройский», «Меткий», «Молодецкий»; тральщики «Трал» и «Запал» с минами типа «Р»; посыльные суда «Лев Троцкий», имевший мощную радиостанцию, и штаб 1 го дивизиона «Головной» (бывший «Пинск») как буксир и вспомогательное судно. До моста отряд должен был провожать буксир флотилии «Верный», который по проходе судов должен был вернуться назад в Гомель в распоряжение начальника группы остающихся судов. Им был назначен военмор Кяоста — командир канлодки «Молниеносный». «Верный» шел для оказания помощи и отвода судов вверх в случае повреждений.
В Гомеле оставались «Молниеносный», «Мудрый», «Ястреб» и бронекатера, которые по выходе из ремонта должны были содействовать частям 57 й дивизии XVI армии.
Поляки оценили преимущества Лоевской позиции и установили там 14 орудий, из которых два имели калибр 203 мм. Однако при размещении батарей они допустили грубую ошибку, поставив их на высоком открытом берегу Лоева, благодаря чему значительная часть реки оказалась в мертвой зоне. Именно вдоль крутого берега реки решили идти наши корабли. Десантный отряд флотилии должен был имитировать переправу наших войск через Днепр севернее Лоева.
Перед началом операции суда флотилии сосредоточились у села Абакумы в 10 верстах от устья реки Сож. В 1 ч 30 мин ночи 2 июня суда снялись с якоря и пошли вниз по течению. Погода благоприятствовала операции. Небо было слегка облачно, и луна, светившая навстречу судам, при легком тумане давала возможность сравнительно хорошо видеть впереди, оставаясь самим невидимыми с вдвое меньшей дистанции. Суда шли тихим ходом, так как все были колесные, а шлепанье лопастей могло обнаружить их преждевременно. В 4 ч 15 мин отряд подошел к самому Лоеву. Поляки ничего не видели, и только когда в 4 ч 30 мин «Малый», навалившись на быки, дал гудком условные сигналы, что терпит бедствие, поляки всполошились и открыли беспорядочный огонь из пулеметов, бомбометов и пушек. При этом долгое время вся их артиллерия стреляла далеко назад по пристрелянным ранее местам. С флотилии также открыли огонь: работали все пулеметы по четыре на борт; трехдюймовки судов стреляли в упор в крутой берег, в расщелинах которого были спрятаны пулеметы противника. Кильватерная колонна задержалась, вперед был послан тральщик «Трал».
В 4 ч 45 мин «Малый» открыл артиллерийский огонь из за моста по батареям, расположенным напротив моста и дамбы, это указало задним судам, что «Малый» прошел. Энергия и распорядительность командира «Малого» военмора Эрдмана и команды спасли канонерку. Остальные суда один за другим с криками «ура» проходили мимо развалин моста.
Поляки первоначально были охвачены паникой и вообще не понимали, в чем дело, но в 5 ч 20 мин их командование пришло к выводу, что части Красной армии пытаются переправиться через Днепр в районе моста при помощи флотилии, и они начали обстреливать мост беспорядочным огнем. Этот огонь заставил канлодку «Меткий» прижаться к берегу и проходить не пролетом, указанным в приказе, а крайним к берегу. Сильная струя и трусость лоцманов привели к тому, что канонерка зацепила одним из гребных колес за ледорез устоя. Согнув вал, она накренилась настолько, что начала тонуть. Попытки снять канонерку не удались, а начавшийся обстрел заставил команду покинуть судно, которое потом было окончательно разбито снарядами поляков.
По данным последующей разведки, поляки в первое время совершенно очистили Лоев и вернулись туда, только когда рассвело и выяснилось, что флотилия прошла вниз.
Канлодка «Молодецкий» в 3 ч 30 мин у деревни Абакумы села на мель и в 9 ч утра была снята буксиром «Верный».
Несмотря на сильный огонь противника, канонерки потеряли в личном составе лишь одного раненого (на «Мстительном»), да кроме того, неразорвавшийся снаряд попал в «Малый», но не нанес никаких повреждений. Прорвались: канонерки «Малый», «Геройский», «Мстительный»; тральщики «Трал», «Запал»; посыльные суда «Головной» и «Лев Троцкий» — походный штаб комфлота с радиостанцией. В 6 ч утра суда прошли Радуль, а в 9 ч — Любеч.
В 12 ч 35 мин отряд пришел в село Навозы, где все суда пополнили запасы дров. Во время погрузки канлодка «Геройский» высадила на правый берег Днепра разведку, которая выяснила присутствие в Иолче и в Верхних и Нижних Жарах батарей противника, молчавших при прохождении флотилии.
В 3 ч дня весь отряд пошел вниз, рассеивая артиллерийским огнем польские части, пытавшиеся обстреливать наши суда. Когда отряд стал подходить к устью Припяти, поляки в панике побежали из прибрежных деревень. Так было в Теремцах и в других деревнях. В 17 ч 30 мин отряд прошел устье Припяти, у которого тральщики отделились и пошли на Припять, чтобы поставить у устья минное заграждение. Его необходимость вызывалась тем, что на Припяти оставались две польские канонерки, а еще две канонерки с катерами оказались отрезанными у Киева. То есть это были достаточно большие силы, которые могли при одновременном действии на месте переправ частей Красной армии поставить Днепровскую флотилию в критическое положение, так как она имела всего три канонерки, причем на «Геройском» вышла из строя кормовая пушка.
Для охраны минного заграждения на Припяти был оставлен тральщик «Трал», а остальные суда отправились дальше в район Сваромы, где должна была переправляться Башкирская кавалерийская бригада. Но по приходе на место наши моряки узнали от взятого раненого красноармейца 63 го полка и местных жителей, что переправившиеся ранее пехотный полк и кавалерия были сброшены поляками в реку.
Согласно принятой на «Льве Троцком» радиограмме окончательным местом переправы было выбрано местечко Печки (в устье реки Тетерев), куда по левому берегу направлялись форсированным маршем части XII армии. Флотилия вернулась обратно к Печкам, куда уже прибывали головные части XII армии и 1 й экспедиционный отряд, разведка которого еще ранее переправилась на левый берег.
В переправе войск участвовали все суда флотилии, прорвавшиеся к Печкам — как канонерки, так и посыльные суда. В соседних деревнях были мобилизованы все крестьянские «гончаки» (барженки) и большие лодки, которые возились на буксире судами. Корабли флотилии принимали на борт как людей, так и лошадей, обозы, орудия и др., причем сходни делались из захваченного с собой канонерками леса. На следующий день прибыли саперные роты для оборудования переправы и наведения моста. Однако мост был готов, когда основная масса войск была переправлена.
3 июня польская авиация предприняла отчаянные попытки сорвать переправу у Печек. Налеты польских аэропланов повторялись через каждые полтора часа. По непонятным причинам истребители красных не прикрывали переправу, хотя самолетов у них было достаточно. Зенитный огонь по вражеским аэропланам вели только два орудия: одна 47 мм и одна 37 мм пушки Гочкиса, установленные на тральщиках. (76 мм пушки Лендера, которые командование флотилии заказало еще зимой, были получены лишь в середине июля 1920 г.) Польские летчики бомбили с высоты 200-300 м, и даже было видно, как они грозили кулаками нашим морякам.
Зрелище на переправе было весьма эффектное. Однако ни один польский самолет не был сбит, в суда флотилии не попала ни одна бомба, а осколками от близких разрывов ранило шесть военморов. Сухопутные части пострадали больше — десять человек было убито и шестьдесят ранено; кроме того, было убито шесть лошадей.
5 июня поляки попытались уничтожить переправу комбинированной атакой сухопутных сил, речных канонерок и авиации. В завязавшемся бою канонерка «Мстительный» (две 130/55 мм пушки) подавляла польскую артиллерию, а канонерка «Малый» из четырех 76 мм пушек обр. 1902 г. вела огонь шрапнелью по наступавшей пехоте. Обе канонерки почти непрерывно вели огонь в течение многих часов. На «Малый» на лодках подвозили ящики с патронами из боекомплекта сухопутных частей. Замечу, что после трех дней боев «Малый» должен был сменить тела орудий, поскольку они были совершенно расстреляны, то есть из каждого орудия было сделано 6-8 тысяч выстрелов!