Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

На Березину в начале апреля были посланы канонерки «Молниеносный» и «Горячий», сторожевые суда «Орел» и «Беркут» и бронекатер № 4, где они должны были содействовать частям XVI армии. Непрерывные бои на Березине и быстрый спад воды потребовали перегруппировки судов, и 24 апреля на Березину с Припяти вышли «Громовой» и «Громкий» под командованием начальника 2 го дивизиона военмора Дандре. «Молниеносный» и «Гордый» были отозваны на Припять в распоряжение начальника 1 го дивизиона военмора Степанова.
На Припяти в селе Наровле поляки установили две пушки, а в селе Барбарове — четыре 75 мм французские пушки обр. 1897 г. 22, 15, 38 и 34 й польские пехотные полки расположились по обоим берегам Припяти вокруг Мозыря.
Начальник дивизиона Дьяченко взял с собой канонерки «Гордый», «Геройский» и «Губительный», а на вспомогательных судах — небольшой отряд военморов (около ста штыков), составленный из команд судов Чернобыльской базы. В ночь на 23 марта отряд вышел вверх по Припяти. Метким артиллерийским огнем корабли отряда заставили замолчать польскую батарею и подошли близко к Наровле. Но тут на «Гордом» внезапно вышла из строя машина, и отряд был вынужден повернуть обратно. Поляки при проходе отрядом пристрелянного ими места на фарватере открыли артиллерийский огонь. Ведя бой кормовыми орудиями, суда благополучно вернулись в базу.
Командование флотилии неоднократно обращалось к командующему XII армией с просьбами выслать хотя бы небольшой отряд для защиты Чернобыля, чтобы не потерять контроль за устьем Припяти и дать возможность судам действовать на этой реке. Однако просьбу моряков командарм проигнорировал, и 27 апреля поляки с ходу заняли Чернобыль.
Канонерская лодки «Губительный» (командир Тугов), прикрывая огнем отход из Чернобыльского порта флотилии и гражданских судов, попала под огонь польских батарей. От начавшегося на канонерке пожара стал рваться боезапас, и «Губительный» затонул; поднять его удалось лишь после окончания войны.
28 апреля сторожевыми судами Днепровской флотилии было захвачено польское посыльное судно «Ворон», шедшее сверху в Чернобыль с грузом боеприпасов. От команды подтвердились сведения, что польская флотилия состоит из двух канонерских лодок, имевших на вооружении по две трехдюймовки, и нескольких катеров, вооруженных 37 мм пушками Гочкиса. Позже выяснилось, что одной из польских канонерок стала канонерка Днепровской флотилии «Громкий» (бывший пароход «Бужин»), которая 6 ноября 1919 г. была брошена экипажем у села Юревичи на Припяти и 5 марта 1920 г. захвачена поляками. Вместо нее название «Громкий» получила другая канонерская лодка (бывший пароход «Некрасов»), а захваченный у Чернобыля «Ворон» был включен в число посыльных судов советской Днепровской флотилии.
При подходе поляков к Киеву перед командованием флотилии встал вопрос: куда уводить корабли? Было два пути — на север и на юг. На север можно было уйти на реку Сож в Гомель или на реку Десну в Макошино. На юге хорошей базой был бы Екатеринослав. Но командование флотилии не хотело уходить в Екатеринослав, так как боялось захвата этого города войсками Врангеля. В конце концов командующий флотилией П.П. Смирнов отдал приказ разделить флотилию на три отряда: 1 й Березинский, 2 й Сожский и 3 й Южный.
1 мая 1920 г. вся гавань Киева была очищена от судов. В Киеве на рейде остались походный штаб комфлота, канонерские лодки «Меткий» и «Молниеносный» и пассажирский пароход «Герцен». Их оставили для Реввоенсовета XII армии, который должен был идти вверх по Десне до Макошина.
Командованию флотилии доложили, что 5 мая неизвестный противник с одним орудием произвел налет на части 17 й бригады, расположенные у Вышгорода, и опрокинул их в Днепр. Канонерка «Молниеносный» со Смирновым на борту поднялась к Вышгороду для выяснения ситуации. На месте узнали, что на Вышгород напала банда Терешко и Струка. После возвращения в Киев с «Молниеносного» увидели пустой рейд и пустой город. Красная армия отошла на левый берег, саперы готовились взрывать мосты. Никакого приказа об отступлении из Киева флотилия не получила. Пароход «Герцен» в 2 часа ночи 6 мая ушел на юг. Попытка связаться с одним из армейских штабов кончилась неудачей. Флотилии оставалось одно — тоже уходить. Приняв дрова в Наталке, флотилия в 2 часа дня 6 мая ушла вверх по Днепру. На тот момент поляков в Киеве еще не было.
Между тем поляки переправили свои войска у Чернобыля на левый берег. (Мой риторический вопрос: а куда смотрел товарищ Смирнов со столь многочисленной флотилией?!)
У местечек Жары и Иолча по кораблям флотилии был открыт артиллерийский огонь. Ответным огнем с канонерок польские батареи были подавлены.
Флотилия выставила в устье Припяти минные заграждения и отошла к Лоеву. Поляки быстро узнали о заграждении и начали траление. Для этого они согнали местных жителей и заставили их бурлачить, то есть тянуть вниз баржи, загруженные «до 6 ти четвертей».
Благодаря огневой поддержке флотилии все атаки превосходящих сил поляков на Лоев были отбиты с большими потерями. Стало ясно, что Лоев можно удержать наличными силами, но по приказу командования XII армии Лоев был оставлен, а стратегический мост взорван. При этом из за неосторожности подрыва и нарушения равновесия центральная ферма, обеспечивавшая свободный проход судам, обрушилась и загородила фарватер. Хотя командование флотилии предупреждало Реввоенсовет XII армии, что с переходом частей Красной армии в наступление флотилия будет прорываться в тыл полякам к местам переправ.
После взрыва моста флотилия вошла в Сож, оставив охранение у Лоева. Остальные суда были направлены в Гомель для срочного ремонта.
Таким образом, окончательное распределение сил Днепровской флотилии оказалось следующим: на Березине остались канонерки «Громовой», «Горячий», «Громкий»; сторожевые суда «Беркут» и «Орел» и бронекатер № 4 под командованием начальника 2 го дивизиона Дандре.
В Гомеле на Соже базировались канонерские лодки «Мстительный», «Молниеносный», «Молодецкий», «Мудрый», «Малый», «Меткий и «Геройский»; тральщики «Патрон», «Запал», «Трал»; бронекатера № 1 и № 3 и десантный отряд. Отряд находился под общим командованием комфлота Смирнова (флаг на посыльном судне «Лев Троцкий») и непосредственным командованием начальника 1 го дивизиона Степанова.
На юге в районе Екатеринослава остались канонерки «Гневный», «Могучий», «Мощный», «Гордый», «Грозящий», «Губительный», «Грозный» и «Грозовой»; бронекатера № 2 и № 5; тральщик «Мина» и сторожевое судно «Кречет».
В строю к моменту отступления был лишь «Грозящий», остальные суда на заводах Екатеринослава заканчивали ремонт. Готовность последних была такова, что суда последовательно вступали в строй. «Губительный» вступил в строй 17 мая, «Могучий» — 21 го, «Мина» — 22 го, «Грозный» и «Кречет» — 26 го, «Грозовой» — 27 го и «Гневный» — 30 мая.
Перед началом наступления на киевском направлении Днепровской флотилии была поставлена задача поддерживать группировки XII армии. Одна из них должна была форсировать Днепр у Припяти и наступать на Коростень, а другая — наступать по правому берегу в направлении Васильков — Фастов.
Однако на пути флотилии был Лоевский мост, столь неудачно взорванный своими же «умниками». Перед началом прорыва была произведена фотосъемка разрушенного моста с самолетов и судов. Для окончательной проверки были вызваны добровольцы из состава команд судов флотилии, которые ночью пробрались к мосту и, сняв польских часовых, произвели обмеры. Они были произведены дважды, и оказалось, что суда «впритирку» пройти могли. Дело осложнялось боковой струей течения реки и ледорезом, который стоял перед пролетом, допускавшим проход. Это создавало опасность для корабля при огибании ледореза под напором боковой струи быть положенным на быки моста. Особенно трудным этот маневр был для канонерских лодок типа «Молниеносный», имевших большую длину и инерцию.