Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

В распоряжение командующего Юго Западным фронтом передавались 52 я стрелковая дивизия, 85 я бригада, 29 я стрелковая дивизия, 63 я бригада 21 й стрелковой дивизии, которые можно было использовать для наступления на Крым, после чего 63 я и 85 я стрелковые бригады должны были быть направлены на Западный фронт для присоединения к своим дивизиям.
Результатом этой телеграммы, а также первой неудачной атаки Перекопского перешейка была директива командующего Юго Западным фронтом № 010/оп./2337/оп. от 15 апреля, в которой говорилось: «Все свободные силы фронта бросить для завершения начатой Крымской операции…
1) Всем частям XII и XIV армий, за исключением крайнего правого фланга XII армии, перейти к активной обороне, выставив на ныне занимаемой боевой линии лишь сильные авангарды, главные же силы расположить в глубоком боевом порядке, обеспечивающем возможность производства широких маневров, пользуясь вводом в боевую линию Галицийских частей; в армейские резервы сосредоточить в XII армии не менее 2 х стрелковых дивизий, в 14 й армии 1 стрелковую дивизию.
2) XII армии на своем правом фланге в кратчайший срок нанести короткий, но сильный фланговый удар Мозырской группе противника с целью оказания реальной поддержки XVI армии Западного фронта по овладению ею Мозырским районом.
3) 45 ю стрелковую дивизию передать из XII армии в XIV армию.
4) XIV армии вновь перейти в решительное наступление.
5) Разграничительная линия между XII и XIV армиями: Липовец — Винница — Летичев — р. Буг — р. Бужок — Белозорка, все для XII армии включительно».
Перед началом наступления силы поляков были сведены в четыре армии. Из них 1 я и 4 я действовали на Западном фронте Красной армии, а 2 я и 6 я находились на Украине против войск нашего Юго Западного фронта. Фронт 1 й польской армии простирался примерно от Дриссы до Лепеля. Далее до реки Славечна тянулся фронт 4 й польской армии. От реки Славечна до местечка Новая Синява (в 10 км к западу от местечка Хмельник) тянулся фронт 2 й польской армии, а от Новой Синявы до Днестра у Могилева Подольского шел фронт 6 й польской армии.
На 15 апреля 1920 г. силы поляков, сосредоточенные против Западного фронта, составляли 60 100 штыков и 7000 сабель, а против Юго Западного фронта поляки сосредоточили 30 400 штыков и 4850 сабель. Кроме того, против Юго Западного фронта по Днестру и в Бессарабии было сосредоточено 31 500 штыков и 3360 сабель румынских войск, хотя Румыния и соблюдала вооруженный нейтралитет.
Полякам противостояли следующие части Красной Армии.
На Западном фронте от города Опочки до города Лепеля исключительно (в том числе и латвийский участок Западного фронта) находилась XV армия (51 176 штыков и 3625 сабель). На участке от Лепеля исключительно до устья реки Славечна исключительно — XVI армия (20 625 штыков и 814 сабель). Всего на Западном фронте к 1 мая 1920 г. было сосредоточено 71 801 штык и 4439 сабель. Кроме того, в первых числах мая Западный фронт должен был усилиться подходившим к нему подкреплением общей численностью 15 401 штыки 1549 сабель, что должно было довести силы Западного фронта до 87 202 штыков и 5988 сабель при общей численности 180 873 человека; на Юго Западном фронте к 20 апреля 1920 г. располагались: XII армия от реки Славечна до Летичева включительно, а далее до Днестра и вдоль него, имея наблюдение за румынами — XIV армия. На 20 апреля в XII армии насчитывалось 8509 штыков и 1588 сабель, а в XIV армии — 4866 штыков и 691 сабля. Всего же на польском участке Юго Западного фронта к началу решительного наступления поляков на Украину имелось 13 370 штыков и 2279 сабель, а за вычетом разоруженных Галицийских частей — и того меньше. Причем в резерве фронта числилась одна 63 я стрелковая бригада 21 й стрелковой дивизии общей численностью 1540 штыков, а всего на фронте имелось 45 тысяч человек.
Положение в тылу у красных было нестабильным. Особенно это касалось Юго Западного фронта, в тылу которого поднялась волна бандитизма. Большевистские вожди утверждали, что бандитами руководил Петлюра или даже Антанта. На самом же деле Приднепровье было перенасыщено оружием, брошенным царской, немецкой, австрийской, петлюровской, добровольческой и Красной армиями. Десятки тысяч человек отучились работать и жили грабежом. Вспомним Красилыцикова из романа Алексея Толстого «Хождение по мукам».
К концу дня 24 апреля 1920 г. все польские части заняли исходное положение для наступления, которое должно было начаться на рассвете 25 апреля.
Наступлению поляков предшествовал мятеж Галицийских бригад. Время начала мятежа исключает его стихийность. Там хорошо поработала польская разведка. Галицийская армия, переформированная в три отдельные бригады, была придана побригадно 41, 44 и 45 й стрелковым дивизиям и занимала участки фронта на правых флангах этих дивизий. Антисоветская агитация среди личного состава 2 й и 3 й Галицийских стрелковых бригад, приданных 45 й и 41 й стрелковым дивизиям, вылилась в открытый мятеж этих бригад. Утром 23 апреля части 2 й Галицийской бригады покинули фронт и начали враждебные действия против полков 134 й стрелковой бригады 45 й стрелковой дивизии, расположенных в дивизионном резерве. Мятежники напали на 402 й стрелковый полк, однако ему удалось пробиться из окружения. Затем 2 я Галицийская бригада начала выдвигаться в двух направлениях: часть ее направилась на юг и на фронте Луки Барские — Куриловцы вступила в бой с другими полками 134 й стрелковой бригады; другая же часть бригады двинулась на Литин, овладела им, а затем направилась на Винницу.
В это время части 60 й стрелковой дивизии на фронте Елтушково — Новая Ушица были заменены 3 й Галицийской бригадой и оттянулись в армейский резерв в районе Поток — Станиславчик — Дзялов — Тарасовка. Однако уже 24 апреля мятеж перекинулся и в 3 ю Галицийскую бригаду — она покинула фронт и двинулась в район станции Мытки, где и окопалась.
Мятеж двух Галицийских бригад совершенно нарушил группировку XIV армии, все ее резервы были направлены на ликвидацию мятежа. 178 я стрелковая бригада была двинута сначала на фронт Винница — Литин, но, очевидно, получив известие о мятеже 3 й Галицийской бригады, свернула на город Бар и у села Степанки вступила в бой с мятежниками. 180 я стрелковая бригада двинулась на станцию Мытки и атаковала мятежников, успевших к этому времени соединиться с украинскими петлюровскими частями под командой Удовиченко. Лишь 179 я стрелковая бригада 60 й стрелковой дивизии не участвовала в подавлении мятежа. 41 й стрелковой дивизии было приказано своими резервами заполнить промежуток фронта, покинутый 3 й Галицийской бригадой.
События на фронте XIV армии, вызванные мятежом Галицийских бригад и движением части их на Винницу, отразились и на группировке сил XII армии: резервы 130 й бригады 44 й стрелковой дивизии были стянуты к югу и заняли район Пустовойты — Хмельник — Пиков. 132 я стрелковая бригада подтягивалась в район Янушполь — Краснополь, располагаясь в тылу 1 й Галицийской бригады. Однако 1 я Галицийская бригада осталась верна своему долгу и не только не проявила никаких колебаний, но и в последующих упорных боях отличилась «высокой боевой доблестью». Угроза мятежников Виннице вызвала переброску 172 й бригады 58 й стрелковой дивизии из Житомира в Калиновку.
Таким образом, мятеж двух Галицийских бригад отвлек армейские и дивизионные резервы XIV и отчасти XII армий для выполнения задач, ничего общего не имевших с их первоначальным предназначением.
На рассвете 25 апреля польские войска начали решительное наступление на всем фронте от Припяти до Днестра. На крайнем левом Польском фронте группа полковника Рыбака двигалась на город Овруч, тесня слабые части 47 й стрелковой дивизии, и к вечеру того же дня заняла его. 7 я кавалерийская бригада, входившая в состав этой группы, продвигалась лесами через местечко Базар на станции Малин и Тетерев. Сводная кавалерийская дивизия генерала Ромера, двигаясь на станцию Казатин, 25 апреля имела лишь одну небольшую стычку с дивизионом нашей 17 й кавалерийской дивизии и остановилась на ночлег в селе Верхняя Рудня. Пехота 3 й польской армии следовала за дивизией Ромера. Под ее натиском части 47 й стрелковой дивизии (140 я и 141 я стрелковые бригады) отошли в район Овруча. 7 я стрелковая дивизия тоже начала испытывать давление польских частей: на ее фронте поляки заняли уже несколько селений. Командование 17 й кавалерийской дивизии в этот день не передало особо тревожных донесений, так что можно предположить, что прохождение через ее участок сводной кавалерийской дивизии поляков под командованием генерала Ромера осталось незамеченным.