Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

О занятии Ольгердом Киева и присоединении его к Великому княжеству Литовскому в советских учебниках по истории (как школь — ных, так и университетских) говорилось коротко и неясно. Мол, польско литовские феодалы захватили русские земли, пользуясь раздробленностью северо западных русских княжеств, находившихся под татаро монгольским игом.
Между тем нельзя путать литовских князей XIV в. с польскими панами XVII в. В XIV в. не было фанатичных ксендзов и зверских расправ их с православными, поэтому русское население как в Киеве, так и в Брянске и Ржеве относилось к литовским завоевателям достаточно спокойно. Ну вошел в Киев православный князь Ольгерд Александр с дружиной, которая более чем наполовину состояла из православных, а остальные были язычниками. Большого погрома в Киеве не было, а после ухода Ольгерда все в городе осталось по прежнему. Владимир Ольгердович с дружиной охранял город, брал умеренную дань и особенно не вмешивался ни в хозяйские, ни в церковные дела города.
Заметим, что родной брат Владимира, Андрей Ольгердович, отправился в Псков и сталя псковским князем. Конечно, статусыпсковского и киевского князей различны, но этот факт хорошо показывает отношение русских к литовским князьям.
Наконец, вспомним нашествие в 1389 г. хана Тохтамыша на Москву. Величайший полководец Дмитрий Донской, услышав о приближении хана, бросил столицу и отправился в Вологду «собирать полки». Как тараканы во все стороны рванули родственники князя, митрополит Киприан и ближние бояре московские. Сравнение «как тараканы» не является авторской гиперболой. Киприан бежал не разбирая дороги и оказался в Твери, с князем которой враждовал Дмитрий Донской, за что впоследствии и попал в опалу к великому князю. Так москвичи остались без князя и вынуждены были позвать литовского князя Остея, который храбро оборонял Москву. Тохтамышу удалось взять столицу лишь обманом. Любопытно, как развивались бы события, если бы Остей отстоял Москву?
Киевское княжество на несколько десятилетий стало владением Ольгердовичей — Александра Владимировича (ум. 1455) и Семена Александровича (ум. 1471). После 1471 г. Киевское княжество упразднилось, и в Киеве правил наместник великого князя Литовского.
По крови православные литовские князья были больше чем наполовину Рюриковичи. Да и само войско Ольгерда, вошедшее в Малороссию, больше чем наполовину состояло из жителей Белой Руси — Витебского, Минского, Гродненского и других княжеств. Сами же коренные «литовские феодалы» практически не интересовались пахотными землями Малороссии, их куда больше привлекали охота и бортничество.
Замечу, что между литовскими князьями и их русскими подданными не было языкового барьера. Дело в том, что официальный язык в Великом княжестве Литовском в XIV в. был… русский. Точнее, диалект древнерусского языка, который был принят на землях, в настоящее время входящих в состав Республики Беларусь. Так что можно по другому сказать, что они говорили на древнебелорусском языке. Но подчеркиваю, что это личное мнение автора. Я обращался в Институт русского языка в Москве, но внятного ответа на вопрос, чем отличались языки районов Киева, Москвы и Минска в XIV в., так и не получил.
Однако, судя по текстам дошедших до нас официальных документов, а также по свободному общению жителей этих районов, можно сделать однозначный вывод, что в XIII-XVI вв. жители Пскова свободно, без переводчика могли общаться с жителями Киева или Полоцка. К примеру, донские казаки десятки раз ходили в совместные походы с запорожцами, сотни казаков с Дона месяцами жили в Сечи и наоборот. И нет сведений о том, чтобы им когда либо требовались переводчики.
Таким образом, можно сказать, что официальным языком Великого княжества Литовского для большинства его населения был русский язык, или, как тогда называли, «русская мова».
На мой взгляд, существенная разница в московском, белорусском и украинском языках появилась в конце XVI в. И эти различия в значительной мере связаны с принятием католичества и ополячиванием дворянства Великого княжества Литовского. Дворяне перешли на польский язык, а тот в свою очередь в XIII-XVI вв. оказался под сильным воздействием латинского, немецкого и французского языков. Соответственно язык москалей впитал сотни татарских слов. Я умышленно говорю про московский язык, поскольку в том же XV в. москвичи и новгородцы понимали друг друга, но их речь существенно различалась.
Таким образом, переход приднепровской Руси под власть литовского князя практически никак не отразился на быте, вере и всем укладе жизни ее жителей. Приднепровьем правили князья боковых ветвей Рюриковичей и некоторые Гедиминовичи, причем последние очень быстро обрусевали. Между прочим, сыновья Ольгерда Александра — Андрей, князь Трубчевский, и Дмитрий Корибут, князь Северский, — со своими дружинами бились с ханом Мамаем на Куликовом поле под началом Дмитрия Донского. Дмитрий Корибут стал зятем князя Олега Рязанского. В XIX в. один русский историк остроумно заметил: «Победила не Литва, а ее название».
Но вернемся к князю Ольгерду. Дела киевские не очень отвлекали его отдел тверских. В 1367 г. великий князь Московский Дмитрий Иванович (еще не Донской) начал притеснять великого князя Тверского Михаила Александровича. Михаил не имел достаточных сил для борьбы с Москвой и поехал в Литву к своему зятю Ольгерду за помощью.
Отъездом князя воспользовались его вассалы — дядя, кашинский князь Василий Михайлович, и двоюродный брат, князь Дорогобужский Еремей (Иремия) Константинович. Князь Василий с сыном Михаилом, князем Еремеем и «со всею силою кашинскою и с полками московскими» подступил к Твери и осадил ее. Взять город не удалось, но окрестности Твери на правом берегу Волги были основательно разграблены.
Московская рать ушла, а через несколько дней явился князь Михаил Александрович «с полками литвы». Он разгромил Дорогобужский уезд, сами князья бежали, а Михаилу удалось захватить в плен их жен, бояр и слуг. После чего тверской князь отправился со своей и литовской дружинами к Кашину. Но по дороге, в селе Андреевском, его ждали послы дяди от тверского епископа Василия. Бог, по словам летописца, утишил ярость Михаила, и он помирился с дядей, а потом и с двоюродным братом Еремеем и московским князем Дмитрием Ивановичем. Но в том же году Еремей сложил с себя крестное целование к Михаилу Александровичу и уехал в Москву.
В 1368 г. великий князь Московский Дмитрий и митрополит Алексей зазвали к себе князя Михаила якобы в гости, а на самом деле устроили над ним третейский суд. После чего Михаила вместе с его боярами схватили и посадили под стражу, но вдруг узнали о неожиданном приезде трех ордынских князей. Князь Дмитрий и митрополит на всякий случай отпустили Михаила, хотя и заставили его отказаться от Городка и части удела Семена Константиновича (брата дорогобужского князя Еремея), где великий князь Московский Дмитрий посадил своего наместника вместе с князем Еремеем.
Обиженный Михаил опять отправился жаловаться зятю. И осенью 1368 г. Ольгерд с большим войском двинулся на Москву. По словам летописца, у Ольгерда Гедиминовича был такой обычай, что никто не знал — ни свои, ни чужие, — куда он замышляет поход и зачем собирает большое войско, «этою то хитростию он и забрал города и земли и попленил многие страны, воевал он не столько силою, сколько мудростию».
Обычно Ольгерд наступал на Москву с северо запада, из района Ржева, чтобы иметь в тылу союзницу Тверь. Теперь же он напал с юго запада.
Дмитрий Иванович разослал по всем городам грамоты для сбора войск, но ратники не успели прийти из отдаленных областей, и Дмитрий выслал против Ольгерда только сторожевой полк из москвичей, коломенцев и дмитровцев. Командовали полком московский воевода Димитрий Минин и Акинфа Федорович Шуба — воевода двоюродного брата князя Дмитрия, Владимира Андреевича.