Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Поэтому в 1862 г. Морское ведомство отправило на Вислу две роты Гвардейского экипажа для укомплектования Варшавской флотилии. В состав флотилии вошли три парохода, две парусно греб ные канонерские лодки и четыре парусно гребных катера.
Пароход «Висла» был куплен в Пруссии и в 1863 г. приведен по Висле из Данцига. Водоизмещение парохода 50 т, длина 39,62 м, ширина 3,73 м, осадка 0,58 м, мощность паровой машины 50 номинальных л. с. Вооружение: одно 24 фунтовое орудие и две 1 фунтовые пушки на вертлюгах.
Пароходы «Нарев» и «Буг» были построены в Петербурге, а затем по частям перевезены в Варшаву, где и были собраны в 1863 г. «Нарев» имел водоизмещение 48 т, длину 30,48 м, ширину 5,03 м, осадку 0,61 м, машина развивала мощность 16 л. с. «Буг» водоизмещением 52 т имел длину 33,53 м, ширину 5,03 м, осадку, 0,41 м, паровую машину мощностью 30 номинальных л. с. Вооружение «Нарева» и «Буга» было одинаково с «Вислой».
Деревянные канонерские лодки № 1 и № 2 были построены в Новогеоргиевске. Вооружение канонерки № 1 состояло из одного 24 фунтового орудия, а канонерки № 2 — из одного 1/4 пудового (122 мм) единорога.
Катера № 1, 2, 3 и 4 имели длину 8,87 м, ширину 2,24 м и осадку 0,36 м. Вооружение их состояло из одной 3 фунтовой пушки.
Суда флотилии активно участвовали в боевых действиях в 1863 г. В начале 1865 г. корабли и их артиллерию передали из Морского в Военное ведомство и законсервировали. Приказом по Военному ведомству от 15 октября 1871 г. суда были проданы с торгов, а орудия обращены в лом.
Наличие флотилии в 1863 г. на Висле и ее притоках вместе с системой крепостей существенно снизило возможности маневра повстанческих отрядов и локализовало их действия.
Наряду с военными мерами русское правительство действовало и политическими методами. Объективно говоря, в ходе восстания 1863 г. в роли революционеров выступили не паны и ксендзы, а Александр II и его сановники. Так, 1 марта 1863 г. Александр II объявил указ сенату, согласно которому в Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской губерниях и в четырех уездах Витебской губернии прекращались обязательные отношения крестьян к землевладельцам и начинался немедленный выкуп их угодий при содействии правительства. Вскоре это распространилось и на другие уезды Витебской губернии, а также на Могилевскую, Киевскую, Волынскую и Подольскую губернии. Таким образом, царь резко ускорил ход реформ в губерниях, охваченных восстанием. Подавляющее большинство польских крестьян оставались в стороне от восстания, а многие помогали русским войскам.
Повстанцы отбирали у польского населения под «квитанцию» лошадей, подводы, одежду и продовольствие. Деньги приобретались сбором податей за два года вперед, вымогательством у состоятельных лиц, грабежом касс и другими подобными способами. Сначала повстанцы набрали 400 тысяч злотых (1 злотый = 15 коп.), потом, в июне 1863 г., в Варшаве из главной кассы Царства было похищено три миллиона рублей и в других местах еще около миллиона.
По данным историка А.А. Керсновского, в 1859-1863 гг. повстанцы убили около пяти тысяч мирных жителей, в подавляющем большинстве этнических поляков.
После бегства Мирославского Меленцкий не перешел прусскую границу, а ушел к востоку, на русскую территорию, и усилил свой отряд до тысячи человек, присоединив шайки Гарчинского, прибывшие из Познани. Однако 18 февраля 1863 г. отряды майоров Дыммана и Москвина погнали его к северо западу от Казимержа и приперли к прусской границе, где отряд был захвачен прусскими войсками.
Меленцкому удалось бежать от пруссаков, но он вскоре вновь появился в Казимержских лесах. В конце февраля Меленцкий с помощником Кальером быстро сколотили остатки разбитых отрядов в отлично организованный отряд в 500 человек. Против Меленцкого из Калиша был выслан флигель адъютант полковник князь Витгенштейн. Ночь на 10 марта противники провели всего в четырех верстах друг от друга, но Витгенштейн узнал об этом лишь от перебежчика. В 4 часа утра произошло столкновение на плотине Ольшанских мельниц близ Гословицкого озера. В 11 часов утра к деревне Слесину, куда отошел Меленцкий, подошел отряд майора Нелидова, высланный накануне на усиление Витгенштейна из Влоцлавска. Нелидов атаковал, преследовал и рассеял отряд Меленцкого.
В Полоцком воеводстве действовал Подлевский — бывший русский офицер из кружка Сераковского. После неудачных нападений 10 января его повстанцы разошлись по домам, но затем ему удалось вновь собрать значительный отряд. 16 января полковник Сержпутовский нанес отряду Подлевского сильный удар при Упецке. Подлевский пал духом, но благодаря энергичным помощникам (Ходзынскому, Кольбе, Цихорскому и др.) численность отряда возросла до 2500 человек.
27 января подполковник Горлов (из Прасныша) разбил отряд Подлевского, сам главарь спасся бегством и вскоре собрал новый отряд. Горлов 3 марта опять разбил его у деревни Жомбок. Подполковник Жевахов 9 марта под Родзановом нанес новый удар отряду Подлевского. 10 марта Подлевский, уже окончательно павший духом, объявил в деревне Горжень частным начальникам, что надо расходиться по домам. С 250 всадниками он бежал в Млавский уезд, где встретил на пути русский летучий отряд из Лепно и был арестован.
После исчезновения Лангевича у одного из его помощников, Чаховского, осталось не более 270 человек, составлявших ядро отряда, с которым он держался в Радомском отделе почти три месяца. 24 марта к Чаховскому присоединился отряд Кононовича (546 человек). 25 марта Чаховский заставил присоединиться к себе Грелинского (450 человек). 3 апреля подошел Лопацкий (250 человек), потом отряд еще усилился до двух тысяч человек.
Между тем 4 апреля майор Ридигер из Илжи начал преследование Чаховского. Вечером Грелинский под прикрытием темноты ушел от Чаховского и оказался между отрядами генерала Ченгери и подполковника Эрнрота. 6 апреля он был разбит у деревни Брод. 10 апреля в лесу у деревни Стефанково на Чаховского напал отряд майора Донец Хмельницкого. Майор Клевцов с двумя ротами и одним эскадроном выступил из Опатова 20 апреля, а 22 го около деревни Бория имел стычку с Чаховским, но в густом лесу попал в засаду и был убит. 24 апреля Чаховского настиг подполковник Несекин и начал у деревни Ржечнев теснить его арьергард. Когда несколько пуль попало в главные силы повстанцев, возникла паника и все бросились в Илжецкий лес.
Однако к 1 мая Чаховскому удалось вновь собрать и организовать большой отряд. Подчиненные ему паны Янковский и Кононович, не желая быть под его началом, после боя 2 мая с отрядом полковника Эрнрота в Рознишевских лесах ушли со своими людьми: Янковский — за Вислу, а Кононович — за Пилицу в Варшавском отделе.
Чаховский 14 мая имел стычку в Хрусцеховском лесу с отрядом полковника Булатовича из Радома, после чего ушел в Козеницкие леса. Его начал преследовать отряд полковника Суханина (три с половиной роты пехоты и один эскадрон конницы) и 30 мая настиг в лесах у деревни Ратай близ Вонхоцка. Но отряд Чаховского разбрелся по лесу, а сам предводитель, раненный пулей в руку, уехал в Краков.
После этого в Радомском отделе целый месяц не было ни одного повстанческого отряда, но летом они вновь появились. 27 июля Крук со своим отрядом напал на русский отряд в Жиржинском лесу. Пушечную пальбу из леса услышали в Казимерже, откуда немедленно выступил полковник Цвецинский. Но в Жиржинский лес он прибыл только после полудня, когда повстанцы уже ушли к Баранову и сожгли за собой мост на реке Вепрж. На следующий день Цвецинский сумел переправиться через реку и преследовал поляков Крука до деревни Радорицы, где повстанческий отряд разделился на группы, которые разошлись частью в Седлецкий уезд, частью — в Любартовские леса.