Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Между тем дивизион, прибыв вечером 20 января к реке Лосеница, обнаружил, что мост разрушен, а на противоположном берегу — мятежники. К рассвету 21 января из Кельц были высланы в подкрепление драгунам три роты Смоленского полка и шестьдесят казаков. В 6 часов утра Красине кий, починив мост, двинулся к Суходневу, который оказался не занятым мятежниками. По словам местных жителей, отряд инсургентов в тысячу человек накануне, 20 января, оставил Суходнев и отошел к Вонхоцку.
При входе в Суходнев майор Красинский получил записку от генерала Марка с уведомлением, что его драгуны назначены в состав экспедиционного отряда, и с приказанием присоединиться к нему в Бзине. Поэтому драгуны без остановки прошли Суходнев, а три смоленские роты и казаки, не имея приказания сопровождать их дальше, остались в местечке.
Между тем Лангевич, собирая свой отряд в Вонхоцке, отлично знал обо всех передвижениях русских войск. Распустив слух, что Суходнев оставлен, и зная маршрут дальнейшего следования драгун, Чаховский подготовил засаду (из трехсот человек с ружьями без штыков) на лесистом перевале в трех верстах от Суходнева, на дороге к Бзину. Остальная часть отряда скрытно заняла Суходнев.
Когда оба эскадрона втянулись в лес, засада, пропустив голову колонны, дала залп, и инсургенты бросились на 4 й эскадрон. Драгуны частью открыли огонь, а частью бросились в штыки и вскоре опрокинули нападавших, прогнав их к выходу из дефиле. В это время на выстрелы прискакали казаки из Суходнева и помогли в дальнейшем преследовании.
Между тем майор Смоленского пехотного полка Бентковский, который оставался с тремя ротами в Суходневе, также двинулся на выстрелы, оставив обоз под прикрытием полувзвода поручика Крупского. Как только роты отошли на достаточное расстояние, мятежники, засевшие в местечке, атаковали обоз. Крупский решил оставить Суходнев и, заняв на опушке каменную кузницу, начал отстреливаться. Бентковский с двумя ротами немедленно вернулся к Суходневу, повстанцы быстро разбежались, и обозу удалось присоединиться к отряду у Милицы.
Стычка драгун и эпизод с обозом задержали генерала Марка до двух часов дня. Не решаясь атаковать Вонхоцк, он стал у Милицы на ночлег. Рассеянные остатки отряда Чаховского отступили к Вонхоцку, разрушив мост через речку Тарновка в селе Парашово.
Вечером к отряду генерала Марка подошли еще две роты Галицкого полка, направленные из Кельц.
На следующий день с рассветом, присоединив к себе три роты Смоленского полка и казаков и оставив две роты для прикрытия обоза, построенного вагенбургом у Милицы, генерал Марк выступил к Вонхоцку, который и занял без боя, так как Лангевич успел отступить. Заняв Вонхоцк, Марк посчитал экспедицию оконченной и отошел к Милице, а 23 января выступил обратно в Радом, куда прибыл на следующий день.
Части отряда Лангевича удалось уйти. 31 января 1863 г. Лангевича атаковал русский отряд полковника Ченгери, Лангевич опять бежал. На месте его лагеря русские обнаружили три самодельные деревянные пушки.
Лангевич же у Радкова соединился с отрядом Езиоранского, но 12 февраля был снова настигнут и разбит полковником Ченгери у местечка Влощово. Лангевич опять уцелел и отправился вначале в Олькумский уезд, а затем в Меховецкий уезд и расположился в селе Гоща, что в 16 верстах от Кракова. После всех поражений он сумел сохранить походную типографию и в своих прокламациях превращал поражения в блестящие победы. Люди охотно верят тому, чему хотят верить, и популярность Лангевича постоянно росла. Его называли вторым Костюшко, а его бегство в Гощу сравнивали с походом Бонапарта в 1796-1797 гг. в Италии.
Отряд Лангевича в Гоще вскоре вырос до шести тысяч человек. Здесь 26 февраля после совещания с главарями восстания Лангевич провозгласил себя диктатором и выпустил манифест с призывом «объединения народов Европы, Литвы и Руси» к общему восстанию против «московского народа».
27 февраля Лангевич покинул гощинский лагерь и 6 марта остановился в местечке Хробрж в 15 верстах от Буска. Здесь он в тот же день был атакован отрядом полковника Ченгери и майора Бентковского и разбит наголову. Лангевич отступил к Гроховиску, но был настигнут и снова разбит. Остатки его отряда бежали к городу Опатову и здесь были уничтожены окончательно. Лангевич едва избежал плена, перешел в Австрию, но был арестован австрийскими властями и посажен в крепость Иозефштадт, где содержался два года. Получив свободу, Лангевич уехал в Швейцарию, а оттуда переехал в Турцию, где его сын поступил на военную службу и в 1877-1878 гг. сражался против России.
В отличие от кампании 1831 г. больших сражений в 1863 г. не было, поэтому приходится рассказывать о действиях отдельных отрядов повстанцев.
В январе 1863 г. в городе Венгрове на правом берегу реки Ливец сформировался трехтысячный отряд повстанцев под командованием Мытлинского. Для уничтожения его был отправлен русский отряд подполковника Папаафонасопуло. В его составе было три пехотные роты, три эскадрона конницы и шесть полевых пушек.
22 января, в 6 часов 30 минут утра, Папаафонасопуло выступил из местечка Мокободы, около 8 часов подошел к Венгрову и сразу же открыл артиллерийский огонь, который вызвал большую панику среди мирных жителей. С усилением артогня Мытлинский решил отступить, выделив для прикрытия отступления 400 косиньеров. Заметив отступление к Соколовской дороге, Папаафонасопуло послал на рысях четыре эскадрона Смоленского уланского полка. Уланам удалось задержать часть отступавших, которые не рискнули выйти из местечка и залегли на кладбище и за сараями в восточной его части. Одновременно с этим подполковник Папаафонасопуло выдвинул весь отряд вперед на картечный выстрел от Венгрова и открыл огонь.
Тем временем стоявшие у заставы косиньеры вышли из за строений и, осыпаемые картечью, рассыпались и атаковали русский левый фланг — 2 й эскадрон, стоявший в прикрытии у конного дивизиона. Из за вязкого грунта и поперечных борозд эскадрон не атаковал нападавших и отступил, открыв левый фланг конного дивизиона, на который и повернули косиньеры. Дав несколько картечных выстрелов почти в упор, дивизион отступил. Пехота же, зайдя правым плечом, открыла по атакующим штуцерный огонь во фланг. Это остановило наступление косиньеров, которые почти поголовно полегли.
Во время атаки косиньеров повстанцы продолжали отступать из местечка к северу, но значительная часть их задержалась на кладбище и за сараями. Отбив атаку, Папаафонасопуло приказал артиллерии зажечь сараи. Повстанцы бросились в северную часть местечка, а оттуда — в лес. Засевшие на кладбище также были выбиты и отступили по направлению к Медзне.
Заняв Венгров, Папаафонасопуло отправил по окрестным деревням конные части для разведки, так как противник за это время успел бесследно скрыться, увезя убитых и раненых из местечка на заранее приготовленных подводах.
По мнению русского командования, в Царстве Польском не хватало войск для подавления восстания. В связи с этим в Варшавский военный округ из других округов были направлены два гвардейских кавалерийских полка с конной батареей (прибыли в феврале 1863 г.), 2 я гвардейская пехотная дивизия со стрелковым батальоном (прибыли в марте), 10 я пехотная стрелковая дивизия со стрелковым батальоном и семью Донскими казачьими полками (начали прибывать с марта). Кроме того, по мере усмирения восстания в край были двинуты 2 я и 8 я пехотные и 3 я кавалерийская дивизии.
Интересно, что впервые с 1734 г. в войне с поляками участвовали русские моряки. Еще в ходе боевых действий в 1831 г. выявилось важное значение реки Вислы. Оба берега ее на протяжении 431 версты принадлежали России, а затем, выше по течению, на протяжении 187 верст служили границей между Россией и Австро Венгрией. К 1863 г. судоходство на реке велось от австрийского города Освенцим (он тогда именовался Освецим) до устья реки, при этом пароходное сообщение было от русского местечка Новый Корчим и выше на 763 версты, до Прусской границы.