Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

В ответ триста знатных панов, съехавшихся в Варшаву, подали адрес графу Андрею Замойскому с просьбой довести его содержание до сведения великого князя. Там говорилось: «Как поляки, мы можем поддерживать правительство лишь тогда, когда оно станет правительством польским и когда все области, составляющие нашу родину, будут соединены воедино и будут пользоваться конституцией и свободными учреждениями. В своем воззвании великий князь сам уважил и понял нашу привязанность к родине; но эта привязанность не может быть раздроблена, и если мы любим нашу родину, то всю в совокупности, в пределах, начертанных ей богом и освященных историей».
В популярном переводе сие означает: пусть нами правит царь, если он заставит работать на нас белорусов и украинцев.
Великий князь Константин широко пользовался предоставленным ему правом помилования. К концу сентября 1862 г. из 499 осужденных им были прощены 289 человек. В день празднования тысячелетия России Александр II в Новгороде подписал указ, которым прекращались все иски казны по имениям, конфискованным за государственные преступления.
Однако все примирительные меры русских властей вызывали лишь обратный эффект. Сторонники восстания образовали Центральный комитет. В декабре 1862 г. в Варшаве собрался съезд польских революционеров, на котором были назначены руководители восстания: на левом берегу Вислы — Лангевич; на правом — Левандовский и Чапский; в Литве — Сераковский, приехавший из Парижа, куда он был командирован за счет Военного ведомства с научной целью; в юго западном крае — Ружицкий, штаб офицер русской службы.
В первых числах января 1863 г. Центральный комитет переименовал себя во Временное народное правительство (Народовый ржонд). 10 января ржонд издал воззвание с призывом поднять оружие.
Революционное правительство разделило Царство на восемь воеводств, которые делились на уезды и далее на округа, сотни и десятки. В Париже была образована концессия для вербовки офицеров и закупки оружия.

Глава 4
КАМПАНИЯ 1863-1864 гг

Предлогом к началу восстания послужил рекрутский набор, проведенный в Варшаве в ночь со 2 на 3 января 1863 г. с целью забрать многих известных участников уличных беспорядков, но, предупрежденные чиновниками — своими сторонниками, молодые люди успели бежать из Варшавы и, собравшись в окрестных лесах, образовали первые революционные отряды.
13 января, по окончании развода лейб гвардейского Измайловского полка в Михайловском манеже, Александр II, собрав офицеров, сообщил им о вспыхнувшем в Польше мятеже. «Так как многим из вас, господа, — сказал император, — вероятно, неизвестны последние происшествия в Царстве Польском, то я хочу, чтобы вы узнали о них от меня самого. После столь благополучно совершившегося набора, со 2 на 3 января, стали появляться мятежнические шайки на обоих берегах Вислы, для рассеяния которых были немедленно посланы отряды. Наконец, в ночь с 10 го на 11 е число по всему Царству за исключением Варшавы было сделано внезапное нападение на войска наши, стоящие по квартирам, причем совершены неслыханные злодейства. Так, например, около Седлеца атакованные солдаты оборонялись отчаянно в одном доме, который мятежники подожгли, не видя средств им завладеть. Несмотря на то, храбрые войска наши отбили повсюду мятежников. По первым сведениям, потеря наша заключена в тридцати человеках убитыми, в том числе старый наш Измайловский товарищ, командир Муромского пехотного полка Козлянинов. Раненых до четырехсот и между ними генерал Каннабих. Подобная же попытка была сделана около Белостока, в пределах даже Империи. Но и после сих новых злодейств я не хочу обвинять в том весь народ польский, но вижу во всех этих трудных событиях работу революционной партии, стремящейся повсюду к ниспровержению законного порядка».
Для подавления мятежа в зародыше были приняты соответствующие меры. По распоряжению наместника Константина Николаевича во всем Царстве Польском вновь вводилось военное положение, отмененное в предыдущие годы во многих местностях частными распоряжениями. Было объявлено высочайшее повеление о том, что мятежников, взятых в плен с оружием в руках, судить на месте преступления военно полевым судом в сокращенном составе, а приговоры немедленно приводить в исполнение по конфирмациям начальников военных отделов, соответствующих пяти губерниям Царства Польского. Были восстановлены военно ссудные комиссии, изданы правила о наложении секвестра на имущества всех лиц, причастных к восстанию.
К началу восстания в Варшавском военном округе находились шесть пехотных (3, 4, 5, 6, 7 и 3 я гвардейские, последняя в 1862 г. была переведена в Варшаву из под Петербурга) и три кавалерийские (2, 3 и 7 я) дивизии.
Пешая артиллерия Варшавского округа состояла из 32 1/2 пудовых единорогов, 32 двенадцатифунтовых пушек и 32 двенадцатифунтовых облегченных пушек, и также 32 четырехфунтовых нарезных, с дула заряжаемых пушек. Конная артиллерия состояла из восьми 1/2 пудовых единорогов, восьми двенадцатифунтовых облегченных пушек, четырех 1/4 пудовых единорогов и четырех шестифунтовых пушек. Таким образом, Царство Польское имело девяностотысячную армию и три тысячи солдат пограничной стражи.
Великий князь Константин поначалу действовал очень бестолково и вместо решительных ударов по мятежникам приказал войскам очистить ряд важных населенных пунктов, стянув все силы в несколько больших отрядов. Вся тяжесть борьбы легла на пограничную стражу, вначале совершенно не поддержанную войсками. Южная и западная границы Варшавского округа были благодаря этому открыты для ввоза повстанцам оружия, в том числе льежских штуцеров.
Еще до начала восстания заговорщики послали в Париж к видному эмигранту Мирославскому депутацию, которая провозгласила его диктатором. Приняв звание, Мирославский отправился в Познань (Пруссия). У Крживосоиза он перешел со своим секретарем Куржиной и двенадцатью офицерами русскую границу. К нему присоединилось более сотни учащейся молодежи из Варшавы и окрестностей, всего набралось около пятисот человек.
7 февраля отряд Мирославского на опушке Крживосоизского леса столкнулся с русским отрядом полковника Шильдер Шульд нера в составе трех с половиной рот пехоты, шестидесяти казаков и пятидесяти пограничников. Поляки были рассеяны. Мирославский с остатками своего отряда бежал к деревне Троячек, где соединился с повстанческим отрядом Меленицкого. Оба отряда заняли позицию на опушке леса у Троячека, где были вновь атакованы и наголову разбиты Шильдер Шульднером. После этого великий диктатор бежал в Париж, где благополучно почил 22 ноября 1878 г.
После бегства Мирославского руководство восстанием формально переходило к Мариану Мельхиору Лангевичу. В начале восстания Лангевич появился в городке Вонхоцке близ Суходнева. У него была походная типография, и весь край был наводнен прокламациями. У Лангевича в Вонхоцке собралось более трех тысяч человек при пяти пушках.
Для разгрома отряда Лангевича в городе Радом был создан сводный отряд генерал майора Марка в составе одного батальона и одной роты Могилевского пехотного полка, саперной роты, двадцати казаков и двух четырехфунтовых нарезных, с дула заряжаемых пушек. Уже на походе к Марку присоединились два эскадрона (дивизион) новороссийских драгун майора Красинского, следовавших из Стопницы через Кельцы в Радом.
20 января 1863 г. генерал майор Марк выступил в Шидловец, где, узнав от проезжего еврея, что тот видел драгун верстах в десяти за Суходневом, послал в час дня поручика Лускино к дивизиону с предписанием быть на следующий день в 8 часов 30 минут утра в деревне Милицы для присоединения к отряду. Приехав в Суходнев, Лускино был схвачен повстанцами и отвезен в лагерь Лангевича в Вонхоцке, а находившееся при нем предписание отобрано, и таким образом обнаружилось движение отрядов.