Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

После подавления восстания Николай I кардинально изменил политику в отношении Царства Польского. В ноябре 1831 г. он учредил Временное правительство Польши во главе с И.Ф. Паскевичем. Русский император уничтожил польскую конституцию. В феврале 1832 г. был опубликован Органический статут, согласно которому Царство Польское объявлялось неотъемлемой частью Российской империи, а польская корона — наследственной в русском императорском доме: отдельной коронации императора теперь не требовалось. Управление Польшей возлагалось на Административный совет с наместником императора во главе. Сейм был упразднен. Польскую конституционную хартию Николай приказал хранить в Оружейной палате как историческую реликвию.
Польские национальные войска были распущены, а в Царстве Польском введена система рекрутских наборов в русскую армию. В Польше было увеличено число войск. С середины 30 х гг. в Царстве Польском резко возросли объемы строительства гужевых дорог. В 1845 г. в русской Польше была введена в строй первая железная дорога Варшава — Скерневице протяженностью 55 верст, а в 1848 г. — железная дорога Лович — Ченстохов — австрийская граница (протяженностью 262 версты).
15 февраля 1851 г. вышло высочайшее повеление о строительстве железнодорожной линии Петербург — Варшава. Трасса этой магистрали проходила через Гатчину, Лугу, Псков, Остров, Двинск, Вильно, Гродно, Белосток. Проектная протяженность составляла 1280 км. В 1859 г. поезда из Петербурга пошли в Псков, в 1860 г. — в Динабург, а в 1862 г. — в Варшаву. В том же 1862 г. была введена в строй железнодорожная линия Вильно — пограничная станция Вержболово, где произошло соединение с прусской системой железных дорог.
К 1831 г. западные крепости России — Замостье, Модлин, Брест и другие — влачили жалкое существование. Восстание 1831 г. кардинально изменило взгляды Военного ведомства на крепостную оборону западных областей России. При этом имел место и субъективный фактор — император Николай I, будучи еще великим князем, ведал инженерными делами и крепостями. Он приказал построить три линии крепостей для защиты западной границы. В первую линию вошли крепости, расположенные в Царстве Польском: Модлин, Варшава, Ивангород и Замостье.
19 февраля 1832 г. Николай I лично утвердил план капитальной перестройки крепости Модлин, составленный генерал майором Деном. 14 марта 1834 г. крепость была переименована в Новогеоргиевск. В 1836 г. строительство крепости было близко к окончанию, и на вооружение ее было назначено 495 орудий и 122 крепостных ружья. Гарнизон крепости должен был состоять из восьми батальонов пехоты, двух эскадронов конницы, семи рот крепостной артиллерии и одной роты саперов. В 1841 г. строительство Новогеоргиевска было закончено.
В начале 1863 г. в крепости по штату должно было быть 709 орудий, а фактически было 683. Самыми мощными орудиями Новогеоргиевской крепости были 79 однопудовых (196 мм) единорогов, 49 96 фунтовых (229 мм) каронад, 15 пятипудовых (334 мм) мортир и 22 двухпудовые (245 мм) мортиры. Все эти орудия были чугунными.

Каронада
Специально для укрепления столицы Польши почти в черте города на левом берегу Вислы генерал майор Ден спроектировал Александровскую цитадель. На правом берегу реки было расположено предмостное укрепление — форт Сливицкий, названный так в память полковника генерального штаба Сливицкого, который в 1831 г. при взятии Варшавы зажег Пражский мост. Крепость была заложена 19 мая 1832 г.

Варшава. План цитадели и передовых фортов.
В начале 1863 г. в Александровской цитадели было положено иметь 341 орудие, а фактически состояло 335. Самыми мощными орудиями были 40 однопудовых единорогов, двенадцать 96 фунтовых каронад, 16 пятипудовых и 16 трехпудовых мортир. Причем согласно приказу Военного ведомства 8 однопудовых коротких единорогов были поставлены не в казематах, а открыто на валу на элевационных станках (то есть с большим углом возвышения) для «бомбардировки города». Замечу, что это было предусмотрено еще в мирное время.
В 1837 г. у впадения реки Вепрж в Вислу была заложена крепость Ивангород. Строил крепость генерал майор Ден. К началу 1863 г. в крепости по штату было положено иметь 328 орудий, а фактически состояло 326. Самыми мощными орудиями Ивангорода были 43 однопудовых единорога, четыре 96 фунтовые каронады, 3 пятипудовые и 22 трехпудовые мортиры.
Самой слабой крепостью Царства Польского было Замостье. Ее в 30 х гг. почти не перестраивали. В 1833 г. на ее вооружении состояло 257 орудий и 50 крепостных ружей. Гарнизон составляли три батальона пехоты, один эскадрон конницы, четыре артиллерийские роты и одна саперная рота. После восстания 1863 г. крепость Замостье была упразднена, а укрепления срыты.
Вторая линия крепостей находилась за пределами Царства Польского. Главной в ней была крепость Брест Литовск, постройка которой началась в июне 1833 г. под руководством генерал майора Дена. Через пять лет крепость была введена в строй. К началу 1863 г. в ней было положено иметь 442 орудия, а фактически состояло 423. Самыми мощными орудиями Брест Литовска были 112 однопудовых единорогов, девять 96 фунтовых каронад, 2 пятипудовые и 25 трехпудовых мортир.
В тылу располагалась третья линия крепостей, главными из которых были Киев, Бобруйск и Динабург.
Система русских крепостей непрерывно совершенствовалась с 1830 по 1894 г. На Западе довольно высоко оценивали состояние инженерной обороны русской границы. Основываясь на данных немецких специалистов, Фридрих Энгельс писал: «Русские, в особенности после 1831 г., сделали то, что упустили сделать их предшественники. Модлин (Новогеоргиевск), Варшава, Ивангород, Брест Литовск образуют целую систему крепостей, которая, по сочетанию своих стратегических возможностей, является единственной в мире».
По мнению автора, тут классику можно верить: во первых, он хорошо разбирался в военном деле, а во вторых, очень ненавидел царскую Россию, и обвинить его в приукрашивании трудно.
В начале мая 1856 г. новый император Александр II (1818-1881) через Москву и Брест Литовск прибыл в Варшаву. Туда же стеклись в большом числе со всех концов Царства Польского губернские и уездные предводители дворянства, дворяне помещики, придворные, кавалерственные и знатные дамы. Принимая 11 мая дворянских предводителей, сенаторов и высшее католическое духовенство, царь произнес по французски знаменательную речь: «Господа, я прибыл к вам с забвением прошлого, одушевленный наилучшими намерениями для края. От вас зависит помочь мне в их осуществлении. Но прежде всего я должен вам сказать, что взаимное наше положение необходимо выяснить. Я заключаю вас в сердце своем, как финляндцев и как прочих моих русских подданных, но хочу, чтобы сохранен был порядок, установленный моим отцом. Итак, господа, прежде всего оставьте мечтания! («Роіпг de reveries!» — эти слова Александр II произнес дважды.) Тех, кто хотел бы оставаться при них, я сумею сдержать, сумею воспрепятствовать их мечтам выступить из пределов их воображения. Счастье Польши зависит от полного слияния ее с народами моей империи… Финляндия и Польша одинаково мне дороги, как и все прочие части моей империи. Но вам нужно знать, для блага самих поляков, что Польша должна пребывать навсегда в соединении с великой семьей русских императоров. Верьте, господа, что меня одушевляют лучшие намерения. Но ваше дело — облегчить мне мою задачу, и я снова повторяю: господа, оставьте мечтания! Оставьте мечтания! Что же касается до вас, господа сенаторы, следуйте указаниям находящегося здесь наместника моего князя Горчакова; а вы, господа епископы, не теряйте никогда из виду, что основание доброй нравственности есть религия и что на вашей обязанности лежит внушить поселянам, что счастье их зависит единственно от полного их слияния со святою Русью».