Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

В 1809 г. в ходе войны Наполеона с Австрией армия эрцгерцога Фердинанда вторглась в герцогство, но была вытеснена польской армией Понятовского.
По приказу Наполеона в 1811 г. в Варшавском герцогстве было сформировано еще 14 тысяч запасных войск, в числе которых было семнадцать батальонов (по одному на пехотный полк), шестнадцать эскадронов (по одному на кавалерийский полк) и батальон артиллерии. Затем была создана милиция численностью 18 тысяч человек, и к началу войны 1812 г. Наполеон располагал 85 тысячами польских войск (по другим сведениями — 100 тысячами).
К июню 1812 г. в великой армии Наполеона находились следующие польские военные соединения:
Войска Варшавского герцогства: V польский корпус князя И. Понятовского: 1 я пехотная дивизия Заиончека (3, 15 и 16 й пехотные полки), 2 я пехотная дивизия Домбровского (1, 6,14,17 й пехотные полки), 3 я пехотная дивизия Княжевича (2, 8 и 12 й пехотные полки) и кавалерийская дивизия Каминского (5 й конно егерский, 7, 8 и 11 й уланские, 13 й гусарский и 14 й кирасирский полки).
При каждой пехотной дивизии находилась бригада кавалерии в составе двух полков (4 й конно егерский и 12 й уланский, 1 й конно егерский и 15 й уланский, 9 й уланский и 10 й гусарский полки, две пеших и конная роты). К корпусу была придана саперная рота.
Остальные войска находились в составе французских корпусов и образовали две пехотные бригады Радзивилла (5,10 и 11 й пехотные полки), бригаду Жолтовского (4, 7, 9 й пехотные полки) и кавалерийскую бригаду Рожницкого (2, 3,16 й уланские полки). Бригады Радзивилла вошли в состав дивизии Гранжана X корпуса Макдональда, бригада Жолтовского — в дивизию Жерара XI корпуса Виктора. Кавалерийская бригада Рожницкого находилась в IV кавалерийском корпусе Латур Мобура. Кроме того, 13 й пехотный полк был оставлен гарнизоном в Замостье.
Польское панство давно мечтало о войне с Россией и было несказанно радо походу великой армии. К примеру, польский поэт и мелкий шляхтич Адам Мицкевич, увидев французские войска, входящие в город Ковно, на радостях написал поэму «Пан Тадеуш». Там, в частности, говорилось:

Идет сраженье… Где? — не знают.
«Где ж битва?» — молодежь кричит
И брать оружие спешит.
А группы женщин простирают
В молитвах руки к небесам,
В надеждах, волю дав слезам;
«За нас, — все хором восклицают, -
Сам Бог: с Наполеоном — Он,
А с нами — сам Наполеон!»

После начала вторжения Наполеон призвал поляков, живших на территории Российской империи, вступать в его армию. В июле 1812 г. он приказал сформировать в Литве национальную гвардию, жандармов, гвардейский уланский полк, четыре пехотных и пять кавалерийских полков. В общем в армии Наполеона собралось не менее 120 тысяч поляков.
Справедливости ради надо сказать, что в 550 тысячной великой армии Наполеона этнические французы составляли меньшинство. А большая часть армии состояла из немцев, итальянцев, жителей Австрийской империи, поляков и др. Причем они состояли как в национальных частях, так и включались в состав французской армии. Между прочим, в грабежах как в Москве, так и в России в целом в основном участвовали не французы, а немцы и поляки. Это отметили многие авторы — от А.С. Пушкина до академика Е.В. Тарле.
Действовали национальные части (в том числе и польские) в подавляющем большинстве случаев совместно с французскими войсками, и выделять их действия под Смоленском, Бородином, Тарутином и так далее было бы искусственно и непонятно широкому читателю. Поэтому я ограничусь рассказом о двух операциях, где участвовали только польские войска.
В октябре 1812 г. Наполеон, неся большие потери от голода, холода и партизан, отступил на запад. Естественно, что и царя, и многих генералов охватил охотничий азарт — «как бы словить Бонапартия».
С юго запада на перехват Наполеону шла армия адмирала П.В. Чичагова. 5 ноября Чичагов занял Минск и таким образом оказался в глубоком тылу французской армии. Было очевидно, что единственным и кратчайшим направлением для отступления Наполеона к Вильно был город Борисов и его окрестности, где имелась возможность переправиться через реку Березину.
7 ноября Чичагов приказал графу Ламберту с отрядом в 4,5 тысячи человек занять Борисов и связаться с армией Витгенштейна, наступавшей с севера. Затем в Борисов должны были вступить основные силы Чичагова.
На рассвете 9 ноября отряд Ламберта подошел к Борисову. Город защищали четыре тысячи поляков при 12 пушках под командованием генералов Бронниковского и Домбровского. Город был укреплен двумя редутами, соединенными ретраншементом. Обширные леса окружали предмостные укрепления, оставляя вокруг открытую полосу шириной около версты.
Ламберт, имея подробные сведения о расположении борисовских укреплений, приказал 14 му егерскому полку атаковать правый редут, а 38 му — левый. 7 й егерский полк должен был наступать на центр и поддерживать 14 й и 38 й полки. 34 я батарейная и 11 я конная роты артиллерийским огнем поддерживали наступавших. Около 10 часов утра оба редута были взяты.
В это время на дороге из Гуры Ушковицы было замечено приближение неприятельской колонны из пехоты и кавалерии. В эту критическую минуту Ламберт решился ввести в дело последний резерв. Один батальон Витебского пехотного полка с арзамасскими драгунами был направлен против пехоты, занявшей опушку леса. Все остальные войска обратились против колонны, неожиданно появившейся с юга и составлявшей арьергард дивизии Домбровского под началом Пакоша (один батальон и два эскадрона).
Лихо действовала и конная артиллерия. Картечь 12 й конной артиллерийской роты расстроила колонну Пакоша. Отражены были и попытки поляков перейти в наступление вдоль Зембинской дороги. Опрокинутые, они в беспорядке бежали в лес.
Обеспечив свои фланги, Ламберт повел атаку на ретраншемент. 7 й и 38 й егерские полки двинулись на штурм, но были с потерями отбиты, а Ламберт тяжело ранен. Однако в 3 часа дня русские вновь пошли в атаку, которая увенчалась успехом. Овладев предмостным укреплением, войска устремились через мост в город. Там царил страшный беспорядок. Большая дорога на Оршу была загромождена обозами и бегущими людьми. Потери защитников предмостного укрепления только одними пленными составляли более двух тысяч. Кроме того, русским досталось 7 пушек. Потери авангарда Ламберта составили около 900 человек.
К вечеру 10 ноября армия Чичагова заняла линию Березины от Зембина до Уши, а основные силы сосредоточились у Борисова. Чичагову удалось своевременно занять выгодную оборонную линию на пути отступления Наполеона.
В итоге Наполеон был окружен армиями Чичагова, Витгенштейна и Кутузова, и французам оставалось только сдаться. Тем не менее Наполеону удачным маневром удалось обмануть русских, отбить Борисов и переправиться через Березину. В России всех собак повесили на бездарного адмирала, хотя остальные полководцы действовали не менее бестолково. В итоге Чичагов стал героем басни И.А. Крылова, в которой мыши отъели хвост у щуки.
Другим достаточно интересным эпизодом является защита польскими войсками в 1813 г. крепости Замостье (по польски Замосц), расположенной в 70 верстах к юго востоку от Люблина. Польский гарнизон крепости состоял из 2500 пехотинцев, 500 артиллеристов и 360 кавалеристов. В Замостье имелось 75 крепостных и 20 полевых орудий. Комендантом крепости был дивизионный генерал Гауке. Запасы продовольствия были рассчитаны на 2,5 месяца осады.
В конце февраля 1813 г. 4,5 тысячный отряд русских войск при 12 полевых орудиях под командованием генерал лейтенанта Рата подошел к Замостью, но был встречен небольшим отрядом поляков в трех верстах от городских стен. Рат предложил Гауке сдаться. В ответ польский передовой отряд открыл огонь, и Рат быстро ретировался в Люблин.