Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Любопытно, что обе конвенции начинались одинаково: «Во имя Пресвятой Троицы…».
По этим конвенциям Пруссия получала: всю Померанию, исключая город Данциг с округом; часть Великой Польши между Вислой на востоке и рекой Ницей (Нитце) на юге, так что она составляла границу между Пруссией и Польшей; юго западную часть Восточной Пруссии, включая Мариенбург и Эльбинг; епископство Вармское и воеводство Кульмское, но без города Торна (Торунь), который остался за Польшей.
Австрия получала: Правобережье реки Вислы от Силезии до Сандомира и до впадения реки Сан, откуда граница шла по прямой линии на Фрамполь до Замостья, а оттуда на город Грубешов и до реки Западного Буга, западнее города Владимира Волынского. От Западного Буга граница Австрии с Польшей теперь проходила по исторической границе Червонной Руси, которая ныне является границей Польши с Подолией, до окрестностей города Збараж, а оттуда на юг по прямой линии до реки Днестр вдоль небольшой речки Подгорче, которая отделяет незначительную часть Подолии до своего впадения в Днестр. Отсюда граница шла по старой австрийской границе с Молдавией.
Россия получала часть Литвы (Литовского княжества), состоявшую из воеводств Полоцкого и Витебского с границей по реке Западная Двина, а оттуда на юг по прямой линии до Орши, и затем граница России с Польшей шла по естественным рубежам по реке Друти до впадения ее в Днепр, а затем по течению Днепра, так что все Левобережье Днепра осталось за Россией и в пределах Белоруссии, и в пределах Малороссии, где сохранялась старая граница — от Лоева по Днепру. Киев (на Правобережье) как анклав сохранялся, как и по миру 1686 г., за Россией.
6 (17) августа 1772 г. Екатерина II в Царском Селе подписала «Указ о включении в состав Российской империи отошедших от Польши территорий по первому разделу Польши», в котором графу З.Г. Чернышеву предписывалось:
1. В период с 1 (12) сентября по 7 (18) сентября 1772 г. занять войсками и установить русскую администрацию на отходящей от Польши территории (Белорусское наместничество).
2. Обнести столбами с императорским гербом все пространство новых границ.
3. Назначить сроки торжественной присяги населения на подданство Российской империи.
4. Приняться за организацию двух губерний (Полоцкой и Могилевской) из отошедших от Польши территорий.
5. Начиная с 13 сентября (дня окончательного занятия русской администрацией Белоруссии) взимать в государственную казну все налоги и иные поступления на указанной территории.
Пруссия, Австрия и Россия договорились держать в тайне конвенции о разделе Польши до сентября 1772 г. В сентябре Пруссия и Австрия ввели свои войска в установленные конвенцией области Польши, а русские войска уже были на местах. Внезапность акции, а также значительное неравенство сил привели к тому, что раздел прошел без войны с поляками.
Тем не менее, поскольку Речь Посполитая продолжала и после раздела существовать как государство, требовалось хоть какое то формальное согласие поляков. Чрезвычайный Польский сейм удалось созвать лишь 8 (19) апреля 1773 г., и он заседал в Варшаве до сентября 1773 г., когда союзные государства заставили подписать его три отдельных договора: с Пруссией, Австрией и Россией, — закреплявших отчуждение польских земель. 8 сентября 1773 г. король Станислав Август ратифицировал эти договоры.

Глава 4
ВТОРОЙ РАЗДЕЛ ПОЛЬШИ (1792-1793)

2 января 1787 г. Екатерина II под гром салюта покинула Петербург и отправилась в знаменитое путешествие в Тавриду. Ее кортеж состоял из 14 карет и 164 саней. На каждой почтовой станции поезд ожидали 560 свежих лошадей. На лошадях императрица ехала до Киева, а в апреле, когда сошел лед на Днепре, пересела на галеру «Днепр». Специально для ее путешествия в 1785-1786 гг. под Смоленском было построено семь галер.
Днепр по прежнему служил границей между Россией и Речью Посполитой. В Каневе, на правом берегу Днепра, Екатерину торжественно встретил король Станислав Август. Это была их первая встреча за тридцать лет.
Ряд историков утверждает, что Понятовский был холодно принят Екатериной и уехал обескураженный. Действительно, Станислав надеялся на большее, тем не менее эта встреча прошла не зря. Екатерина в Каневе наградила Станислава высшим российским орденом Андрея Первозванного, а он по возвращении в Варшаву послал ей польский орден Белого орла. Но это лишь внешняя сторона встречи. Куда важнее было предложение короля о заключении русско польского военного союза. Это не могло не понравиться Екатерине, но, увы, заключение союза Станислав Август связывал с согласием императрицы на проведение в Польше усиливающих королевскую власть реформ. Екатерина была настроена против реформ, чем и расстроила короля.
Русско польский военный союз оба монарха рассматривали в контексте предстоящей войны с Турцией, и Станислав Август по возвращении в Варшаву велел в городе установить конную статую короля Яна Собеского, разгромившего в 1683 г. турецкую армию.
11 июля 1787 г. уже в Херсоне Екатерина II милостиво приняла племянника короля Станислава Августа, Станислава Понятовского. Вернувшись домой, молодой Станислав объявил дяде, что Екатерина II и австрийский император Иосиф II одобрили назначение его наследником польского престола.
Через две недели после объявления Турцией войны России Екатерина вернулась к предложению Станислава Августа о подписании русско польского оборонительного договора. В депеше от 1 сентября 1787 г. вице канцлер И.А. Остерман проинформировал русского посла в Варшаве, графа Штакельберга, о том, что «Ее императорское величество убеждена, что в условиях нынешнего кризиса проявляется благоприятная возможность реализовать этот проект».
Однако инициатива Петербурга была парализована действиями Берлина. Новый прусский король Фридрих Вильгельм II велел передать гетману литовскому Михаилу Огиньскому: «Я желаю Польше добра, но не потерплю, чтоб она вступила в союз с каким нибудь другим государством. Если республика нуждается в союзе, то я предлагаю свой с обязательством выставить 40 000 войска на ее защиту, не требуя для себя ничего за это». Министр Герцберг прибавил, что король может помочь Польше с возвращением Галиции, отторгнутой Австрией, лишь бы поляки не трогали турок.
В октябре 1788 г. в Варшаве собрался сейм, которому был предложен союз с Россией при решении восточного вопроса. Россия обязывалась вооружить за свой счет и содержать в продолжение всей войны двенадцатитысячный корпус польского войска, а после заключения мира в течение шести лет выплачивать на его содержание ежегодно по миллиону польских злотых. Также предложены были большие торговые выгоды и дано обязательство вытребовать такие же выгоды от Турции при заключении мира.
Кроме того, Екатерина тайно предложила Станиславу Августу турецкие земли в Подолии и Молдавии — разумеется, в случае успешного окончания войны.
Король Станислав Август был всей душой за этот союз, но прусский посол Бухгольц подал сейму ноту, в которой говорилось, что прусский король не видит для Польши ни пользы, ни необходимости в союзе с Россией, что не только Польша, но и пограничные с ней прусские владения могут пострадать, если республика заключит союз, который даст туркам право вторгнуться в Польшу. Если Польша нуждается в союзе, то прусский король предлагает ей свой и постарается сделать все, чтобы избавить поляков от чужестранного притеснения и от нашествия турок, обещает всякую помощь для охранения независимости, свободы и безопасности Польши.
На самом же деле Фридрих Вильгельм II смертельно боялся усиления Австрии и России в ходе турецкой войны. Пруссия ничего не могла получить при разгроме Оттоманской империи. Но если дядя (Фридрих Великий) воспользовался первой турецкой войной и получил часть Польши, то почему его племянник (Фридрих Вильгельм) не может получить еще больший кусок, не сделав ни одного пушечного выстрела?