Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Другие северные князья в Киев ехать также не желали. Преемники Невского на престоле Великого княжества Владимирского Ярослав Ярославич и даже Иван Данилович Калита в числе своих титулов имели титул «князь киевский». Но вероятнее всего, это была чистая формальность. Нет ни прямых, ни косвенных данных, чтобы установить хотя бы приблизительно, когда Киевская земля вышла из подчинения великих князей Владимирских.
Вообще говоря, история Киевской земли с 1240 г. до конца XIV в. — сплошная черная дыра. Историк М.С. Грушевский писал: «Остается сказать еще об одном обстоятельстве — об отсутствии сведений о Киевской земле за вторую половину XIII в. и почти весь XIV в.».
Данных о существовании местного летописания у нас нет, а князей и летописцев Владимиро Суздальской Руси Киев абсолютно не интересовал.
Как же управлялась Киевская земля? По косвенным источникам, в том числе по сообщениям итальянского путешественника Плано Карпини, проезжавшего через эти места в 1246 г., южнее и западнее Киева вообще не было князей, а местным населением управляли атаманы (ватманы), выбираемые вечем. Периодически приезжали татарские баскаки, которым атаманы сдавали дань. В двух днях пути южнее Киева уже находились передовые татарские заставы.
Киев покинули митрополиты, бежали многие знатные люди — например, в конце XIII в. или в самом начале XIV в. из Киева в Москву отъехал боярин Родион Несторович. Согласно московским летописям, он привел с собой дружину численностью 1700 человек. М.С. Грушевский писал: «Таких бояр, которые имели до 1700 человек детей боярских и пр., конечно, ни в это, ни в более раннее время в Киевщине не было». По моему мнению, Родион мог привести с собой максимум 100-150 дружинников.

Польша и Литва в XIV-XV вв.
Ряд историков считает, что Киев с 70 х гг. XIII в. принадлежал галицким королям, которые отправляли туда наместниками мелких князей подручников типа Станислава. Доказательства этого утверждения довольно зыбкие, но у противников этой версии вообще доказательств нет и поэтому автору она кажется наиболее достоверной. В 1299 г. из Киева бежал митрополит Максим, причем бежал не от недругов, а от безденежья.
В десяти верстах от Киева, на реке Ирпень, войско Гедимина было встречено дружинами короля Льва Юрьевича (правнука Даниила Романовича), его брата Андрея Юрьевича, их подручника (вассала) Станислава, переяславского князя Олега и брянских князей Святослава и Василия. В ходе сражения на Ирпени русские войска потерпели страшное поражение, король Лев с братом и князь Олег были убиты. Станислав вместе с брянскими князьями бежал в Брянск.
Гедимин приступил к Киеву. Город выдержал двухмесячную осаду. Наконец горожане, не дождавшись ниоткуда помощи, собрались на вече и решили сдаться литовскому князю. Гедимин торжественно въехал в Золотые ворота. Другие города последовали примеру Киева. Гедимин везде сохранил старые порядки, только посадил своих наместников и оставил свои гарнизоны. Наместником в Киеве стал голынанский князь Миндовг.
Сведения о взятии Гедимином Киева имеются лишь в одной литовской летописи и последующих ее компиляциях. Ряд же историков, начиная с XIX в., например М.С. Грушевский, В.Б. Антонович и др., оспаривают это утверждение. Так, Антонович в рассказе о завоевании Волыни признает воспоминание о борьбе Гедимина с волынскими князьями из за Подляхии. Поход же на Киев происходил в действительности при Витовте и неправильно перенесен в эпоху Гедимина.
Итак, захват Киева в 1321 г. представляется достаточно спорным, но в любом случае Гедимину удержаться там не удалось. Новгородская летопись под 1331 г. упоминает о киевском князе Федоре, который вместе с татарским баскаком гнался, «как разбойник», за новгородским владыкой Василием, шедшим от митрополита из Волыни. Новгородцы, провожавшие владыку, «остереглись», и Федор не посмел напасть на них.
Из этого известия следует, что в 1331 г. Киевом владел какой то князь, плативший дань татарам.
В Галиче же стал править последний король Владимир, сын Льва Юрьевича. О Владимире известно только, что умер он, не оставив наследника, в 1340 г. и от его имени правили галицкие бояре.
Богатое Галицко Волынское княжество было лакомым кусочком, и на него с завистью поглядывали соседи. Недавний союзник галицких князей Льва и Андрея, польский король Владислав Локетек, попытался организовать захват Галицко Волынского княжества. Летом 1325 г. он добился от папы римского провозглашения Крестового похода на «схизматиков», однако поход не состоялся. Силезские князья Генрих и Ян также стремились прибрать к рукам Галицко Волынскую Русь, уже заранее в грамотах величая себя князьями Галицких и Волынских земель.
В этих условиях бояре, правившие Галичем, решили выбрать князя. Выбор пал на мазовецкого княжича Болеслава, сына Тройдена, женатого на сестре Льва Романовича Марии, то есть претендент приходился племянником Андрею и Льву. Болеслав перешел из католичества в православие, при крещении принял имя Юрий и в 1325 г. стал галицко волынским князем. Своей столицей он избрал город Владимир Волынский. В историю этот князь вошел под именем Юрия Болеслава П.
Юрий Болеслав поддерживал мирные отношения с татарскими ханами, ездил в Орду за ярлыком на княжение. Он был в дружбе с прусскими рыцарями, зато вел продолжительные войны с Польшей. В 1337 г. Юрий Болеслав в союзе с ордынцами осадил Люблин, но овладеть им князю не удалось.
В 1331 г. Юрий Болеслав вступил в союз с Гедимином и женился на его дочери Офке, а литовский князь Любарт Гедиминович женился на дочери Юрия Болеслава от первой жены. У Юрия Болеслава не было сыновей, поэтому вполне заслуживает доверия запись литовско русского хрониста о том, что в 30 х гг. XIV в. «Любарта принял Володимерьский князь в дотце в Володи мер и в Луческ и во всю землю Волынскую», то есть сделал литовского князя своим наследником.
Чтобы понять дальнейшие события, нам придется обратиться к Польше на несколько десятилетий назад. В XIII в. центральной власти в Польше практически не существовало. Почти непрерывно шли войны удельных князей. Периодически в эти усобицы вмешивались и русские князья. Чаще всего в конце XIII в. в Польшу хаживали галицкие короли. Например король Лев послал своего сына Юрия (с 1307 г. короля Галицкого) в Люблин на князя Конрада, но тот испугался и не стал биться с Юрием, о чем летописец сказал: «…взявши себе позор великий, так что лучше было бы ему умереть». Юрию также не удалось взять Люблин. Сильно опустошив окрестности, он отправился восвояси.
В конце XIII в. во главе великопольских феодалов в их борьбе за объединение страны стал князь Пшемыслав (Пржемысл) II, внук Владислава Одонича. Он распространил свою власть на всю Великую Польшу и присоединил к своим владениям Краковскую землю и Восточное Поморье. В 1295 г. Пшемыслав II стал польским королем, но положение его осложнялось борьбой с маркграфом Бранденбургским и чешским королем Вацлавом II, которому он был вынужден уступить Краковскую землю. В 1296 г. Пшемыслав II был убит.
В ходе усобицы 1290-1300 гг. все воевали против всех: и немцы, и венгры, и князь Мазовецкий Владислав Локеток, а также галицкий король Лев и его брат, луцкий князь Мстислав. За и против кого воевали русские князья, источники до нас не донесли, известно лишь, что они опустошили Сандомирскую волость.
После смерти Пшемыслава чешскому королю Вацлаву (Вячеславу) удалось утвердиться в Кракове. Пясты, княжившие в других польских областях, должны были признать свою зависимость от него как от короля всей Польши, а сам Вячеслав был вассалом германского императора.