Давний спор славян. Россия. Польша. Литва

Король Станислав был тертым калачом и прекрасно понимал, что отряды конфедератов не способны противостоять русской армии, поэтому все свои планы он строил на помощи Франции. Простейшим решением проблемы он считал вторжение французских войск в Саксонию. Он хотел, чтобы его зять сделал с Августом ІІІ то, что сделал Карл XII с Августом II. Как мы помним, Август II куда больше дорожил саксонской короной, чем польской. Он был готов десятилетиями воевать со шведами на польской земле, но сразу же после вторжения Карла XII отказался от польской короны в пользу Станислава Лещинского. Станислав откровенно писал своей дочери Марии: «Если король ЛюдовикXV не овладеет Саксонией, то буду принужден покинуть Польшу и возвратиться во Францию». Но если для утверждения Лещинского в Польше французам было необходимо напасть на Августа в Саксонии, то для утверждения Августа в Польше русским необходимо было выгнать Станислава из Данцига, куда к нему на помощь могли прийти морем французы и, возможно, другие союзники.
Поэтому в конце 1733 г. генерал аншеф Ласси получил приказ из Петербурга двинуться на Данциг. В Польше в это время и находилось 50 тысяч русских солдат, однако большая часть их была необходима здесь для сдерживания конфедератов. Поэтому Ласси смог взять с собой к Данцигу не более 12 тысяч человек. Ібянваря 1734 г. Ласси занял Торн, жители которого присягнули Августу ІІІ и приняли русский гарнизон.
11 февраля 1734 г. войска Ласси подошли к Данцигу и заняли окрестные деревни. Генерал аншеф остановился в местечке Пруст в полумиле от Данцига. Он отправил в город трубача пригласить сенат отступиться от короля Станислава и его приверженцев и покориться законному королю Августу ІІІ, впустив русский гарнизон. В случае отказа ожидать «дурных последствий». Однако горожане отказались впустить русских в Данциг.
К началу осады гарнизон Данцига состоял из 8 тысяч «данцигских» войск, 4 тысяч поляков, прибывших с Лещинским, и 8 тысяч вооруженных горожан. Некоторые дореволюционные русские историки прибавляют к этим силам еще 20 тысяч крестьян, укрывшихся в городе, но если следовать такой логике, то надо приплюсовать сюда еще женщин и детей Данцига. Комендантом города был генерал Фитингоф. В городе находились несколько французских инженеров и около ста шведских офицеров.
Взятие Данцига в Петербурге считали важнейшей целью кампании и, не очень доверяя способностям Ласси, отправили туда лучшего полководца империи графа Бурхарда Кристофа Миниха. Другой причиной удаления Миниха из Петербурга стали интриги его политических противников Бирона и Остермана.
Миних отправился под Данциг под именем артиллерийского полковника Беренса, но инкогнито долго не могло сохраняться: в Мемеле за несколько дней до его приезда уже знали, что едет Миних, а не Беренс.
5 марта Миних приехал под Данциг с канцелярией, небольшой свитой и с 13 300 червонцами. Сразу же был созван войсковой совет, где Миних объявил повеление императрицы немедленно начать боевые действия против Данцига. Для начала Миних предложил овладеть господствующими высотами. Генерал майор Берне поддержал Миниха, но генерал аншеф Ласси, генерал лейтенант князь Барятинский и генерал майор Волынский были против и считали, что надо оставаться на месте и ждать подхода осадной артиллерии.
Для начала Миних приказал построить траншеи и редут со стороны Циганкенберга. В ночь с 19 на 20 марта 1734 г. осаждающие атаковали укрепление Ору, в котором находилось четыреста человек гарнизона, и овладели им после двухчасового сопротивления.
Русские войска имели только полковые пушки калибра 3-6 фунтов, а в Оре были захвачены двенадцать 8 фунтовых пушек и две мортиры. По приказу Миниха из них начали обстреливать город.
Миних направил 500 драгун и 400 пехотинцев к небольшому городу Эльбингу, расположенному примерно в 50 верстах от Данцига.
Город сдался без сопротивления, а захваченные там орудия и припасы были отправлены в лагерь под Данцигом.
Миниху донесли, что корпус конфедератов под командованием графа Тарло и каштеляна Черского перешел Вислу и направляется на помощь городу. Миних направил ему навстречу генерал поручика Загряжского и генерал майора Карла Бирона с двумя тысячами драгун и тысячей казаков. Отряд этот под городом Швец встретил корпус Черского, состоявший из 33 рот (около трех тысяч человек конной польской шляхты и до двух тысяч пехотинцев регулярного войска), который занял позицию за рекой Бреда, предварительно разрушив мост. Генерал Загряжский прежде всего послал людей восстановить мост и двести драгун для их защиты. Поляки первыми открыли огонь, русские ответили им выстрелами из полевых пушек, и это так напугало ляхов, что они начали отступать. Как только мост был восстановлен, русские войска перешли через него и стали преследовать отступавших.
Через несколько дней пришло известие, что граф Тарло приближается со 130 ротами поляков, двумя пехотными полками и остатками разбитого корпуса; всего около 10 тысяч человек. Корпус этот должен был напасть на генерала Загряжского, пробиться к Данцигу и заставить снять осаду. Тогда 17 апреля Миних отрядил Ласси с 1500 драгунами в помощь Загряжскому, поручив ему прогнать неприятеля из окрестностей. Ласси сделал усиленный переход, в тот же день соединился с Загряжским и принял командование над всем войском. 18 и 19 апреля корпус был в походе, а 20 апреля нагнал неприятеля вблизи деревни Вичезины, находившейся у моря недалеко от границы Померании.
Первыми поляков атаковали казаки, но были отбиты. За ними двинулись драгуны, при этом два драгунских полка пошли в атаку в пешем строю. Увидев русских, польская кавалерия бросилась наутек, за ней последовала пехота.
В начале апреля 1734 г. из Саксонии через недружественную Пруссию удалось провезти в Данциг четыре однопудовые мортиры. Везли их раздельно со станками, спрятав под барахлом на больших телегах. Официально обоз считался собственностью герцога Вейсенфельского.
30 апреля была начата уже серьезная бомбардировка Данцига, вызвавшая пожары в городе. Однако с боеприпасами у русских были проблемы. По приказу Миниха солдаты начали сбор польских ядер и мортирных бомб (за каждое ядро или бомбу солдат получал три копейки). По непонятным причинам (единственное разумное объяснение — ляхи были сильно пьяны) бомбы противника не разрывались, а когда русские начали вынимать из них порох, то он оказался отменного качества. Кроме того, Миних приказал всем солдатам, находившимся в траншеях, ежедневно дополнительно выдавать «по чарке водки и по алтыну денег».
В ночь с 26 на 28 апреля русские войска овладели фортом Замерманд. Офицер и 70 солдат, оборонявших форт, успели отступить.
Миних понимал, что у него недостаточно сил для штурма Данцига, и приказал генерал майору Люберасу, командовавшему русскими войсками в районе Варшавы, отправить полки к Данцигу, оставив в Варшаве 400 человек. «Но Люберас, — писал приближенный Миниха Кристоф Манштейн, — находил, что квартиры в Варшаве лучше, чем под Данцигом, и под каким то предлогом отказался идти. Миних послал ему вторичное приказание, которого Луберас также не послушался, как и первого. Тогда Миних приказал его арестовать, передав начальство старшему из офицеров; войска были посажены на суда, на которых по реке Висле и прибыли в лагерь под Данцигом. Тем не менее Люберас благодаря поддержке обер штал мейстера графа Левенвольде предоставил двору свои извинения и был освобожден. Левенвольде не было бы неприятно, если бы Миних не успел в своих предприятиях».
На самом деле Люберас был абсолютно прав, и обстановка в Варшаве была более чем тревожная.